200

«Пятый пункт» Максима Шевченко


02.08.2011

На прошлой неделе антисемитская риторика российского журналиста и члена Общественной палаты РФ Максима Шевченко, в очередной раз сравнившего Израиль с нацистской Германией, пожалуй, впервые получила критический отклик на уровне российской общественной организации. Однако более ранние июльские откровения от Шевченко остались широкими массами незамеченными. В эфире интернет-телеканала Russia.ru член ОП РФ, комментируя статью обозревателя ИД «Коммерсант» Григория Ревзина «Египетский случай», объяснил природу антисемитизма в нашей стране нелояльностью русских евреев к самой России. Российский писатель Михаил Лифшиц категорически не согласен с Максимом Шевченко.

Советская власть успешно разрушила еврейскую общину. Большинство людей не знают языка идиш, еврейской культуры, не имеют понятия об иудаизме. Кроме записи в старых советских паспортах, дополнительных трудностей при приеме на учебу и работу и страданий от бытового антисемитизма, в жизни этих людей нет ничего еврейского. К этому множеству относится большинство «половинок», «четвертинок», «восьмушек» и т.д. Все эти люди живут у себя дома, в России, и в Израиль ехать не собираются.

Недавно телеведущий Максим Шевченко изложил свой взгляд на российское еврейство. Он (думаю, что не вполне самостоятельно) объяснил мне и этому множеству людей, что я не просто еврей, а член мирового еврейства, некоего клуба, имеющего общую цель. Он навязывает мне дискуссию на тему, предложенную еще А.И. Солженицыным в книге «Двести лет вместе»: «Может ли еврей радоваться успехам своей родины России и огорчаться от ее неудач, и что он при этом имеет в виду?» Максим Шевченко имеет наглость утверждать, что у меня две родины, и этим я отличаюсь от него, коренного жителя здешних мест. Он, видите ли, в России дома, а я — в гостях.

Дело вот в чем. В СССР была примерно следующая расстановка сил: партийно-государственный аппарат регулировал «еврейский вопрос». Была прослойка культурных людей, которая считала эту регулировку аморальной. Были антисемиты. И было много людей, которые над еврейским вопросом не задумывались, потому что он их мало касался.

Главным было то, что все строили коммунизм, работали, учились, не любили империалистов и т.д., а борьба с пьянством и еврейский вопрос относились к неглавным темам. Теперь коммунизм строить перестали, с работой стало плохо, во многих вузах учеба — сплошная фикция, а народ ездит на автомобилях из империалистических стран. При этом культурная прослойка, определяющая «что такое хорошо и что такое плохо», сильно истончилась, поэтому народ стал тянуться к простым решениям. Мечта рухнула, создаем новую, простую.

Нужно объяснить людям, что евреи — это не национальность, а тайная организация, мировое правительство, а каждый еврей в этом правительстве — почти что министр. Цель мирового правительства — насолить России. Простое объяснение всех бед.

Для начала Максим Шевченко старается «провести черту», отделить, построить гетто — чтобы, когда будет плохо, можно было указать: виноваты те, кто за чертой. О благе России Максим Шевченко не заботится. Мировой опыт для него ничего не значит. Португалия, изгнавшая евреев и откатившаяся на задворки Европы, Третий рейх, просуществовавший двенадцать лет и убивший более 50 миллионов человек (русских больше, чем евреев) — это не примеры для Максима Шевченко, он знает, как надо на самом деле, он — «специалист по национальному вопросу».

Конечно, не Максим Шевченко тут командует, и не он первый — этих «специалистов по национальному вопросу» много. Просто этот попался под руку, вылез со своим выступлением. Но ведь «специалисты» добиваются своего! Геннадий Хазанов в интервью журналу Story (июньский номер за этот год) говорит, что перестал чувствовать себя своим. Думаю, это из-за опасений: вдруг зрительный зал догадается, что народный артист России прислан к ним от мирового закулисья.

Если разгуляются такие, как Шевченко, если им удастся «пятый пункт» сделать «первым», самым главным пунктом, то ждите больших бед.

В отсутствии национальной (общегосударственной) идеи темные силы муссируют национальный вопрос, обижая, отделяя и прогоняя одних и возбуждая низкие инстинкты в других.

 
Автор о себе:
 
Михаил Лифшиц — писатель и публицист, член Союза писателей России. 25 лет проработал на оборонном предприятии («почтовом ящике»). Опыт, приобретенный на предприятии, лег в основу романа «Почтовый ящик», который рассказывает о жизни советской технической интеллигенции. В 1999-2008 Михаил Лифшиц преподавал в МТУСИ на кафедре технической электродинамики и антенн. О жизни преподавателей и студентов современного технического университета рассказывает его пьеса «Холодный профессор». В настоящее время Михаил Лифшиц занят литературным трудом, а также пишет для ведущих онлайн-изданий.
 
 
 
Мнение редакции и автора могут не совпадать

Михаил Лифшиц

На эту тему:

    ТЕГИ

    НОВОСТИ ТОП 15

    Колумнистика

    За что бьют евреев?

    За что бьют евреев? Юлия Меламед:
    Ну не за то же, что они собрались помолиться согласно своим ветхим предрассудкам. Раньше такое работало. Теперь — нет. Если уж бить евреев, то в первую очередь за их ужасное, недопустимое отношение к арабам...

    Мой дом под «Железным куполом»

    Мой дом под «Железным куполом» Алина Ребель:
    Израиль снова под огнем. «Как ты себя чувствуешь?» — в панике спрашивают меня друзья из России. Тот же вопрос задают и близкие-израильтяне. «Вот видишь, как у нас тут», — словно проверяют, не сбегу ли, не испугаюсь ли, не передумаю ли. Я много пишу...

    Наши интервью

    «Бабель может вернуть театр к традиции правды»

    «Бабель может вернуть театр к традиции правды» 12 июля исполняется 120 лет со дня рождения писателя и драматурга Исаака Бабеля. О том, почему так непросто осуществить театральную...

    Мой дядя — Лион Фейхтвангер

    Мой дядя — Лион Фейхтвангер Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения Лиона Фейхтвангера, одного из самых известных еврейских писателей. Корреспондент Jewish.ru...