200

«Если не я для себя, то кто для меня?»


18.11.2011

По роду своей предыдущей деятельности я много времени посвятил изучению еврейских общин самых разных стран. Деятельность ушла в прошлое, а я все интересуюсь, изучаю и сравниваю. В особенности отслеживаю процесс развития общин на постсоветском пространстве. Путь этих общин — самобытный, не похожий на то, что десятилетиями формировалось в послевоенной Европе и столетиями в США. Разумеется, есть множество отличий. Руководство, финансирование, взаимодействие и влияние на власть, характер отношений с Израилем и к Израилю. Есть еще один параметр, менее тривиальный: это отношение к обеспечению собственной безопасности.
 
Общин, для которых проблема безопасности сегодня неактуальна, нет. В странах демократических, благодаря многолетней политике мультикультурализма и поощрения иммиграции из стран Азии и Африки, проблема безопасности еврейских общин актуальна, как никогда. Страны бывшего Советского блока, застряв в переходе из категории второго мира в первый, породили немалое количество организаций, да и просто индивидуумов, желающих выместить свое недовольство переходным процессом на всех, кто хоть чем-то отличается от коренного населения. Как известно, евреи — проверенная кандидатура для этой цели. Ну, а тоталитарные и авторитарные режимы питают к евреям традиционную многолетнюю неприязнь. И хотя неприязнь эта выражается больше на словах, всегда находятся горячие головы, желающие довершить то, что не успел сделать режим. И это помимо глобальной террористической угрозы, исходящей от «Аль-Каиды», «Хизбаллы» и иже с ними.
 
Формально на государстве лежит обязанность обеспечивать безопасность всех своих граждан, не исключая даже евреев. И действительно, во время еврейских праздников возле синагог Нью-Йорка, Лондона и других крупных еврейских центров всегда выстраиваются усиленные полицейские наряды. Угроза для жизни евреев воспринимается властями этих стран вполне серьезно.
 
Очень многие в диаспоре абсолютно убеждены, что евреев всего мира должен охранять Израиль. Вдохновленные операцией «Энтеббе», тысячи евреев по всему миру абсолютно убеждены, что в случае чего у них на заднем дворе тут же высадится подразделение израильских коммандос. А сотни израильтян — выходцев из боевых частей, работающих охранниками в еврейских общинах в странах США и Европы — лишь укрепляют этот миф. Израиль действительно озабочен безопасностью еврейских общин, но озабоченность эта выражается, в первую очередь, в давлении на власти тех стран, где евреи подвергаются опасности. Когда в начале 2000-х во Франции был резкий всплеск насилия против евреев, власти этой страны хорошо познали на себе это самое международное давление, и ситуация изменилась. Однако есть и общины, решившие взять на себя часть ответственности за обеспечение собственной безопасности. Не заменить собой государство, что, разумеется, невозможно, но и не быть безучастными созерцателями происходящего.
 
В 2000 году в составе группы сотрудников международной еврейской организации я посетил Будапешт. Охраняли нас не полицейские, а стройные местные ребята, представляющие организацию «Мисгерет». Структура эта крайне интересная, как и сама венгерская еврейская община. Многие молодые ребята, репатриировались в Израиль в конце 80-х — начале 90-х, прожили там несколько лет и даже отслужили в армии, а затем вернулись обратно. Вопрос безопасности еврейских общин стоял тогда в Венгрии так же актуально, как и в других странах Восточной Европы. Именно «возвращенцы» и составили костяк активистов «Мисгерет». Разумеется, организация эта действует в полной координации с местной полицией. Ее активисты регулярно проходят тренировки в Израиле. Они не вооружены, но рукопашным боем владеют на уровне выходца из боевого подразделения израильской армии.
 
Однако более детально тему обеспечения безопасности общин мне довелось изучить уже в Лондоне. Лондон — весьма удачный пример для сравнения, скажем, с Москвой: при всех очевидных различиях есть и схожие параметры. Численность лондонской еврейской общины — примерно 200 тысяч человек (московской — 200-250 тыс.). Окружение — далеко не самое дружелюбное, благодаря тому же мультикультурализму. Правда, значительная часть еврейской общины Лондона проживает компактно, что весьма облегчает решение вопроса безопасности. Тем не менее во время любого еврейского мероприятия поблизости всегда дежурят наряды полиции, но они не одиноки. Рядом с ними всегда стоят добровольцы, у которых на бейджах красуется аббревиатура CST (Community Security Trust). CST — уникальная организация, созданная в 1994 году, хотя традиция организаций еврейской самообороны зародилась в Англии в 30-е годы прошлого века. Существует CST на средства известного еврейского филантропа и пожертвования членов общины.
 
CST занимается не только обеспечением безопасности. Одна из ее функций — мониторинг актов антисемитизма. CST есть что отслеживать: в 2009 году в Великобритании было зарегистрировано рекордное количество актов антисемитизма, намного больше, чем в любой другой европейской стране. Еще одна функция CST — консалтинговая. Любая еврейская структура в Великобритании получает детально проработанные инструкции по безопасности: сколько охранников должно быть задействовано, как должны быть оборудованы камеры наружного наблюдения и т.д. Но главное достижение CST — это около трех тысяч добровольцев, сопровождающих все еврейские мероприятия в Соединенном Королевстве. Добровольцы эти — совсем не Рэмбо и далеко не все — косая сажень в плечах, хотя все они проходят специальную подготовку, организуемую как специалистами CST, так и инструкторами полиции. Есть там и мужчины, и женщины; и восемнадцатилетние, и те, кому за пятьдесят. Это абсолютно четкий месседж: мы, община, берем на себя ответственность за собственную безопасность.
 
Разумеется, все деятельность этой организации выстраивается в полной координации с полицией. На сайте CST даже выложена специальная брошюра для британских полицейских, объясняющая стражам порядка основы иудаизма и еврейской традиции. CST получила поддержку властей, а сама организация признана моделью обеспечения безопасность этнических общин в Великобритании.
 
Но евреи не были бы евреями, если бы хоть в одной нише у них существовала чья-то монополия. Рядом с добровольцами CST частенько оказываются активисты другой организации — «Шомрим». Я, разумеется, ерничаю, поскольку «Шомрим» сосредоточены в основном вокруг ортодоксальной и хасидской общин. «Шомрим» — это уже не британское ноу-хау, а, скорее, заморский импорт — организация действует в Бруклине и Балтиморе и некоторых других американских общинах. Активисты «Шомрим» — не только охранники, но и, не в меньшей степени, медиаторы — посредники между ортодоксальной еврейской общиной и властями.. Ортодоксальные евреи в экстренных ситуациях все же предпочитают обращаться к своим. У «Шомрим» существуют собственные диспетчерские службы, работающие круглосуточно. Когда в августе это года в Лондоне произошли беспорядки, активисты «Шомрим» вышли на улицы хасидского района Стэмфорд-Хилл, и погромщики туда не сунулись. Насколько эта модель может быть адаптирована на постсоветском пространстве? Думаю, в Марьиной Роще в Москве это вполне могло бы прижиться.
 
За два года работы в России я исколесил немало российских городов, посещая еврейские общины. В том числе обращал внимание и на систему охраны. Видел разное: милиционеров в бронежилетах, охранников из числа ветеранов спецподразделений, чоповцев с помятыми лицами, злых сторожей и сердобольных бабушек, сидящих на входе. Добровольцев не видел нигде. Думаю, что и в еврейских общинах СНГ постепенно придут к этому.
 
Рядом с охранником на входе в мою синагогу всегда стоят добровольцы — уже не активисты СST, а просто прихожане. Мужчины и женщины самого разного возраста. Стоят они, порой, с таким серьезным видом, что у меня это вызывает прежде всего улыбку. Я даже не знаю, что эти добровольцы в состоянии сделать в случае необходимости, кроме как закричать «гевалт». Однако факт их присутствия важен чрезвычайно — это показатель уровня общины, самостоятельной и независимой, и поэтому разделяющей ответственность в том числе и за собственную безопасность.
 
 
Автор о себе:

Родился в 1972 году в Ленинграде. С 15 лет  публиковался в питерских изданиях, в том числе в еврейской газете «АМИ».
В 1991 году репатриировался в Израиль. Учился на  факультетах политологии и советологии Еврейского университета в Иерусалиме.
После окончания учебы работал в пресс-службе Сионистского форума, в Кнессете, в частных PR-агентствах. 
В 2002-2008 работал в Сохнуте — вначале пресс-секретарем по связям с русскоязычными СМИ, а затем руководил отделом репатриации в Москве.
С конца  2008 года живу в Лондоне. В течение двух лет возглавлял отдел по связям с общественностью Всемирного ОРТа.
Опубликовал несколько статей в в журнале «Советник», посвященных формированию имиджа Израиля. Ведет авторский блог.

Мнение редакции и автора могут не совпадать

Семен Довжик

На эту тему:

    ТЕГИ

    НОВОСТИ ТОП 15

    Колумнистика

    Мой личный Чернобыль

    Мой личный Чернобыль Я могла бы начать с детской игрушки на полу. Нарочито оставленная там, а то и специально пододвинутая чьей-то рукой или ногой поближе к объективам и глазам любопытствующих, беспроигрышно срабатывает – вызывает должную порцию умиления. Нам...

    Трофейная жена

    Трофейная жена Алина Фаркаш:
    Мелании Трамп вменяют в вину модельное прошлое и фотографии без одежды, «отсутствие интеллекта» и «брак по расчету», применение ботокса и отсутствие вкуса и еще миллион всевозможных преступлений перед приличным обществом. Её считают всего лишь...

    Наши интервью

    Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало»

    Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало» Мало кто из ее семьи выжил в Освенциме, но она узнала об этом, лишь будучи взрослой. И стала собирать истории женщин, переживших...

    Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!»

    Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!» В июле 1945 года врачи объявили Миклошу Гардошу, что жить ему осталось полгода. В тот же день он отправил 117 писем. Спустя полвека...