200

Евреи, не раскачивайте лодку


11.06.2013

Иосиф Кобзон сказал неприличное: «Евреи, не злите русский народ». Народ остался равнодушен, а вот евреи обиделись: это что же, теперь и на митинги не ходить, и с властью не бороться, и даже смешные картинки про президента в Фейсбуке не постить?


С тем, что высказывание певца неприлично, согласилась вся прогрессивная общественность. Но так ли уж не прав Иосиф Давыдович, призывая евреев оставить в покое русский народ, перестать его насильно спасать от его же судьбы, у него же вызывая острую неприязнь. «Мы должны благодарить ситуацию, народ России за такое отношение к себе», — сказал Кобзон. В ответ, конечно, праведный гнев: это что же за ситуация, когда в стране... Далее следует бесконечный список экономических, гражданских и политических преступлений власти против населения. Вот только одно к другому не имеет отношения. И, оставив эмоции, стоит все-таки вчитаться в то, что говорит Кобзон. «Сегодня евреи в России живут в эпоху ренессанса, — утверждает певец. — Такого отношения к евреям и такой духовной жизни еврейства не было. Не было такого количества синагог, таких мероприятий... Уже исчезли из нашего лексикона обидные слова, которыми когда-то называли евреев. Я говорю: скажите спасибо и успокойтесь. Не злите народ, не разжигайте искусственно антисемитизм. Вы сами разжигаете его».

Большая часть возмущенной прогрессивной общественности, которая яростно поливала Кобзона ядом в Фейсбуке, сформировалась при этой самой, ненавидимой ею власти. И притеснения, которые пережили их деды на этой земле, для них — дела давно минувших дней.
В чем только ни обвинили в ответ Иосифа Давыдовича: он и приспешник «кровавого режима», и приспособленец, успешно оказывавшийся при троне в любую эпоху. И как, мол, можно благодарить эту власть, когда в стране такое творится? В стране и правда творится, это отрицать невозможно. Однако ведь Кобзон и не отрицал. Он вообще не про страну, а про то, что впервые на его памяти (а памяти этой 76 лет, целая эпоха) в России евреи живут ровно так, как им хочется. Большая часть возмущенной прогрессивной общественности, которая яростно поливала Кобзона ядом в Фейсбуке, сформировалась при этой самой, ненавидимой ею власти. И притеснения, которые пережили их деды на этой земле, для них — дела давно минувших дней.

Уже несколько десятилетий нет ни квот на прием евреев в университеты, ни негласных запретов брать евреев на работу, ни унизительных очередей в ОВИР, чтобы уехать в Израиль на ПМЖ. Не рыдают в аэропорту родственники, отправляя близких на историческую родину и прощаясь с ними навсегда, потому что просто съездить в гости будет нельзя. А значит, вечная разлука и смерть. Что уж говорить о том, что нет ни дела врачей, ни черты оседлости, ни погромов, ни ограничений на виды деятельности. Все можно. Да как можно! Хочешь быть евреем — будь им. Не хочешь — не будь. Хочешь ходить в кипе и цицит по Москве — ходи на здоровье. Один московский художник, религиозный еврей, мне как-то признался, что в Москве в костюме ортодоксального еврея он чувствует себя гораздо комфортнее, чем в Тель-Авиве.

У каждого еврея, желающего быть евреем, оставаясь при этом на российской земле, сейчас есть для этого не меньше возможностей, чем в Израиле. Хедеры, молодежные (и не очень) еврейские организации, синагоги, культурные мероприятия. При этом у каждого еврея, не желающего быть евреем, есть возможность им не быть. Упразднив пресловутую «пятую графу» в паспорте, современная российская власть позволила нам самостоятельно делать выбор.

Евреи нужны, пока в стране существует внутренняя необходимость в каком-то толчке, двигателе, материальном или энергетическом. А далее паровоз, разогнавшись, сметает в первую очередь самих евреев. Потому что вмешались, раскачали, привлекли к себе внимание.
Но еврей, как известно, — не еврей без разговоров о судьбах родины, без стремления все изменить, преобразить и улучшить. Вот только благими намерениями, как известно, дорога выстелена не в добрую сторону. Каждый раз, вмешиваясь в дела страны проживания, евреи добивались успеха. Вложившись материально, эмоционально, интеллектуально, евреи делали немало для приютивших их государств. Государства же отвечали почти всегда одинаково: изгнания, погромы, черта оседлости, экономические санкции, принудительное крещение. И это вовсе не неблагодарность, а просто историческая закономерность: евреи нужны, пока в стране существует внутренняя необходимость в каком-то толчке, двигателе, материальном или энергетическом. А далее паровоз, разогнавшись, сметает в первую очередь самих евреев. Потому что вмешались, раскачали, привлекли к себе внимание. А что из этого вышло — никто разбираться не будет. Ведь и стремление сменить унитаз, находясь в гостях у дальних родственников, воспринимается ими как оскорбление. Даже если унитаз плохенький и бочок течет — но ведь свой же, родимый, и ручку спуска на нем еще прадедушка проволочкой подвязывал. Ату их с их новым унитазом, не надо нам. Ровно такой реакции и боится Кобзон, призывая евреев не раскачивать российскую лодку, раз уж нынешняя власть, при всем ее вампиризме, как раз к евреям-то относится вполне лояльно. Ведь лодка эта уже не раз переворачивалась и первыми за борт падали именно евреи.

Вроде бы пескариная позиция — сидим тихо и не высовываемся, пока нам тепло спится и сладко естся. Но рваться на баррикады не раздумывая — удел идеалистов, взгляд которых затуманен высшими целями. Мы же сегодня вместо высших целей во всей этой игре в оппозицию наблюдаем скорее эффект толпы. «Все порядочные люди должны прийти сегодня на митинг», — взывают пользователи Фейсбука друг к другу. Не пришел — не порядочный. Пришел — внес вклад в дело спасения народа от «кровавого режима». Вот только народ вовсе не просил его спасать, поскольку сыт, доволен и привычен к особенностям отечественной действительности. И тем, кто пытается раскачать лодку, спасибо не скажет. Особенно тем раскачивающим, чьи фамилии и без того вызывают у пассажиров лодки столетия назад заложенную неприязнь.

Автор о себе:
 
Мои бабушка и дедушка дома говорили на идиш, а я обижалась: «Говорите по-русски, я не понимаю!» До сих пор жалею, что идиш так и не выучила. Зато много лет спустя написала книгу «Евреи в России. Самые богатые и влиятельные», выпущенную издательством «Эксмо». В журналистике много лет — сначала было радио, затем — печатные и онлайн-издания всех видов и форматов. Но все началось именно с еврейской темы: в университетские годы изучала образ «чужого» — еврея — в английской литературе. Поэтому о том, как мы воспринимаем себя и как они воспринимают нас, знаю почти все. И не только на собственной шкуре.
 
 
 
Мнение редакции и автора могут не совпадать

Алина Ребель

На эту тему:

    ТЕГИ

    НОВОСТИ ТОП 15

    Колумнистика

    Растянутый закат

    Растянутый закат Петр Люкимсон:
    В тот день я долго гулял по бывшему еврейскому кварталу Вильнюса – по улочкам, где жили раввины, ешиботники, шорники, сапожники, пекари, где потом было Виленское гетто. Но странное дело – эти дома не вызвали в душе никакого отклика, я не чувствовал...

    Как муж евреем стал

    Как муж евреем стал Алина Фаркаш:
    Тяжелее всего гиюр мужа дался мне. Хотя я подозреваю, что у него будет другое мнение на этот счет. Я должна была понять с самого начала, еще с момента виртуального знакомства, что все будет совсем непросто. Завязалось все с того, что я задержалась...

    Наши интервью

    Евреи против египтян. Месть фараона

    Евреи против египтян. Месть фараона История взаимоотношений евреев и египтян так же длинна, как история еврейского народа, летопись всей нашей цивилизации. Первым...

    Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили»

    Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили» Андрей Макаревич был и остается чрезвычайно продуктивным: в прошлом году он завершил мировое турне со своим проектом «Идиш-Джаз», а в...