200

Каменное сердце страны


09.02.2016

Дважды за прошедший месяц я участвовал в походах по горам и долинам вокруг Хеврона: один раз – к западу, другой – к юго-востоку от этого святого города. Особенностью этих прогулок было то, что мы удалялись от привычных и знакомых окрестностей еврейских поселений в места, где уже много лет не ступала нога еврея. По крайней мере – еврея гражданского.

Те, кому случалось бывать в этих местах – в районе поселений Адора, Отниэль и Бейт-Хагай, особенно весной, подтвердят, что это одна из красивейших частей нашей страны. После дождей по дну долин струятся потоки, плодородная земля покрыта ковром цветов, склоны по большей части обустроены в виде террас, на которых и растут плодовые деревья, и устраиваются огороды. Менее же пригодные для обработки участки гор покрыты благоухающим кустарником, дающим приют множеству животных и птиц. Техника террасного земледелия была открыта евреями более трех тысяч лет назад (а может, еще и до них) и успешно перенималась поколениями сменявших один другого на этой земле народов, вплоть и до современных арабских жителей.

Конечно, ландшафт Хевронских гор уже не совсем тот, каким его увидел праотец Авраам. По долинам разбросано множество арабских деревень – побольше и поменьше, а также – увы, довольно немногочисленные в этой части страны – еврейские поселения. Можно, конечно, высказать немало претензий и к евреям, и к арабам по поводу экологии и сохранения природного ландшафта в ходе строительства. Но всё же они его не губят. И арабские, и еврейские жители стараются сажать деревья вокруг своих домов, а промышленности ни в деревнях, ни в поселениях – нет, машин – относительно немного, воздух – чистый.

И вот, идем мы долиной по извилистой тропинке. Заглядываем в пещеры, многие из них – типичные погребальные пещеры времен Второго Храма. Рассматриваем великолепные весенние цветы… Как вдруг за поворотом – чудовищное зрелище. Склон чудесной долины разрезан громадным карьером, внутри которого тяжелая техника занята добычей камня. Белая пыль, летящая из карьера, покрывает траву на десятки, даже сотни метров вокруг, и чистая речка превращается ниже по течению в мутно-белое месиво.

Перевалили через хребет – другая райская долина. Прошлись по ней несколько сотен метров – и вдруг еще один такой же карьер, отвалы грунта перекрывают долину. А в километре – еще один карьер. Что это?!

Это – добыча знаменитого хевронского камня. Геология хевронских гор устроена таким образом, что наверху хребтов находится мягкая, рассыпчатая порода. Углубляясь же в тело горы, можно найти все более твердый и потому более ценный камень, похожий на мрамор. Существуют, естественно, современные технологии добычи, которые позволяют избежать такого количества отходов или хотя бы побеспокоиться об их вывозе. А можно, как видим, и так – никого не спрашивая, пригнать трактор и начать вывозить самое тело страны Израиль на экспорт, получая неплохой доход.

Согласно отчету поселенческой экологической организации «Ярок ахшав», уже в 2012 году в Иудее и Самарии действовало более ста таких незаконных, пиратских каменоломен, принадлежащих хозяевам-палестинцам. С тех пор их число только росло. Я знаю только об одной каменоломне, которую удалось закрыть, и то – после долгой судебной тяжбы. В ходе судебных прений представитель израильских властей, хоть и признал абсолютную беззаконность производимых на карьере работ, как и факта существования самого карьера, однако всячески пытался убедить суд, что это не такое уж важное дело и его неплохо бы замять. В другом случае судья принял сторону хозяина каменоломни, поскольку это его «единственный источник пропитания». Ничего себе аргумент, а? Попробовал бы кто-нибудь выкопать подобную яму в любой точке Израиля и привести подобное оправдание.

Важно подчернуть, что хотя часть этих каменоломен расположена в так называемой «зоне В» – территории, находящейся под гражданским палестинским и израильским военным контролем, но остальные каменоломни – в том числе и те, о которых я писал – находятся в зоне С. Теоретически, согласно соглашениям в Осло, это должна быть территория полного израильского контроля, гражданского и военного. Не знаю уж, как там с военным, но насчет гражданского хочется плакать от ярости и бессилия.

Какая же невидимая сила движет бульдозерами, физически растаскивающими нашу страну тонну за тонной? Нет, на этот раз это не ненависть к евреям. И не религиозный фанатизм. Но сила эта страшна не меньше – деньги. Очень большие деньги. Кусок породы, проданный хозяином каменоломни за сотни шекелей, попадет или в Европу, например в Италию, или в Саудовскую Аравию. Там этот камень будет стоить уже многие тысячи евро и пойдет на отделку церквей, мечетей и вилл миллиардеров.

Можно только догадываться, в каких именно карманах в руководстве Палестинской автономии оседают эти деньги. Нет у меня никаких иллюзий относительно механизмов управления в этом псевдогосударстве. Но вот почему всесильная судебная машина Израиля скромно отходит в сторонку перед этими камнедобытчиками? И как именно грузовик с многотонной породой, документов о законном происхождении которой не существует по определению, ухитряется выйти с территории Палестинской автономии, пройти несколько израильских армейских КПП и пересечь государственную границу?

Деньги от торговли камнем, конечно, немаленькие, но только по палестинским масштабам, и для подкупа чуть ли не всей израильской правоохранительной системы их явно не хватило бы. Приходится сделать вывод, что именно отчаянное желание наших властей любой ценой сохранить режим Махмуда Аббаса – лишь бы вместо него не пришел ХАМАС или еще какая-нибудь нечисть – заставляет их закрывать глаза и на это безобразие. Похоже, наш истеблишмент слишком хорошо выучил слова поэта: «ворюга мне милей, чем кровопийца». В данном случае ворюга уносит у нас землю из-под ног в буквальном смысле этих слов.

Кто же остановит этот беспредел, если власти ничего делать не собираются, а израильским экологам по определению наплевать на все, что происходит за «зеленой чертой»? Уже упомянутая «Ярок ахшав», «Регавим» и несколько других небольших общественных организаций пытаются судебными исками расшевелить государственные власти, но это пока капля в море.

Если мы посмотрим свежим взглядом на долину Хеврона, то увидим: есть только две силы, которые останавливают хищников-«предпринимателей» от того, чтобы окончательно распилить ее на кусочки. С одной стороны – еврейское поселение, к нему они не рискуют подходить вплотную. С другой – зажатые между каменоломнями поля арабских крестьян-феллахов, на которых какая-то старушка почему-то до сих пор выращивает капусту и какой-то дедок все окапывает свои абрикосовые деревья. И именно они – поселенцы и феллахи – более всех страдают от пыли, шума и мерзости, производимых этими карьерами.

А вот если бы они объединились, а?

Автор о себе:

Мне 47 лет, и у нас с женой Аней на двоих семеро детей. Я родился и вырос в Москве, но вот уже более 15 лет жизнь моя связана с Иерусалимом, в котором я работаю врачом, и нашим домом — поселением Нокдим в Гуш-Эционе. Последние годы все время и силы, которые остаются от работы и семейных радостей, направляю в наше товарищество «Место Встречи», которым руководит Аня. Товарищество это старается совместить несовместимое и встретить евреев всех сортов и разновидностей, а также «примкнувших к ним товарищей» — на «Месте встречи», которое есть Израиль, Иерусалим, Храм (это как zoom на гугл-карте или как матрешка — какой образ вам больше нравится).

 Мнения редакции и автора могут не совпадать.


Меир Антопольский

На эту тему:

    ТЕГИ

    НОВОСТИ ТОП 15

    Колумнистика

    Танцы с Холокостом

    Танцы с Холокостом Алла Борисова:
    Дорогие евреи и сочувствующие! Иногда кажется, что весь мир против нас. Что наша трагедия – это так лично, что лучше не трогать, вообще не касаться, не бередить. Один неловкий жест, одна неверная интонация – и будет больно. Когда посреди глупых...

    Смерть без ответа

    Смерть без ответа Алина Фаркаш:
    Я целый год, с четырнадцати до пятнадцати, пыталась отравиться – настолько невыносимой мне казалась жизнь. Тогда не было интернета, а медицинские справочники не отвечали на интересующий меня вопрос. Поэтому я придумала набрать побольше разных...

    Наши интервью

    Маша Слоним: «Во время обыска я заснула»

    Маша Слоним: «Во время обыска я заснула» Голос Русской службы «Би-Би-Cи» Маша Слоним по воле своей английской бабушки ходила в деревенскую школу, а в юности, подобно деду,...

    Генрих Штейнберг: «Я послушался Романа Абрамовича»

    Генрих Штейнберг: «Я послушался Романа Абрамовича» Вулканологов в мире – не больше, чем космонавтов, и один из них – Генрих Штейнберг, испытатель первых луноходов и владелец крупного...