culture

Холокост в «Туфельках»


11.05.2012

На тему Катастрофы европейского еврейства снято множество фильмов — черно-белых и цветных, коммерческих и независимых, художественных и документальных. Новая короткометражная лента российского режиссера Константина Фама «Shoes» («Туфельки») вполне может стать одной из самых необычных киноработ, посвященных памяти жертв Холокоста.

«Этот фильм посвящен памяти моего деда, Наума Марковича Малкина, пропавшего без вести в годы Второй мировой войны, — рассказал Jewish.ru Константин Фам. — У меня необычные корни: мама еврейка, отец — вьетнамец. Так вышло, что я вырос без дедушек и бабушек, и это, конечно же, оказало огромное влияние на мое детство. Мне всегда хотелось знать: что с ними случилось, почему так вышло?

Повзрослев, я начал активно интересоваться своим происхождением: побывал во Вьетнаме, нашел там родственников. История маминой семьи всегда была покрыта тайной: моя покойная бабушка не любила об этом вспоминать, да и спрашивать было, в общем-то, не принято. Время было такое. А у мамы воспоминаний о войне совсем немного: голод, холод, скитания, бараки. Мама помнит, что в какой-то дом их не пустили, назвав “жидовскими выродками”. Помнит, как ее старшая сестра пошла с карточками за хлебом, а вернувшись плакала и извинялась, что не выдержала и обгрызла корку…

Однажды я оказался в Освенциме и несколько часов простоял у витрины с обувью заключенных — это был шок. С тех пор я бываю там регулярно, привожу туда своих детей. Освенцим стал для меня местом памяти. Здесь я могу ощутить историю своей семьи, своего народа. Однажды меня осенило: за смертью каждого еврея, погибшего в Холокосте, стоит отдельный человек, у которого, наверняка, впоследствии появились дети и внуки, которые росли совсем в другой атмосфере — с бабушками, дедушками, прочими родственниками… Вдумайтесь: за каждым из шести миллионов погибших стоит тот, кто стал виновником его гибели. И вот этот конкретный человек, скорее всего, остался жив, впоследствии у него появились дети и внуки. И вот мы живем на одной земле — немногочисленные дети и внуки тех, кого истребляли, и потомки тех, кто стоял за этим истреблением, или просто не замечал его. Осознание этого факта многое для меня объяснило…»

Фильм «Туфельки» рассказывает историю жизни пары туфель, которая берет начало в витрине парижского обувного магазина и трагически обрывается в лагере смерти Освенцим. В фильме зритель не увидит ни одного лица: герои картины — женские, мужские и детские туфли.

«Мы принципиально показываем только ноги, — говорит Константин. — Насколько я знаю, такого в кино не делал еще никто. В нашем случае это не какая-то “фишка”. Подобный ход оправдан идеей: мы ведь не знаем, кем были эти люди, никогда не видели их лиц».

Съемки одного из эпизодов фильма проходили в лютый мороз. «Представьте себе холод в 25 градусов. Мы снимаем сцену, в которой фашисты уводят мужа главной героиини, и ребенок, по сценарию, выбегает на снег. Слава Б-гу, мы сняли это за три дубля! Родители отнеслись к этому с пониманием, никто не заболел».

Константина Фама вдохновила на создание фильма витрина в мемориальном комплексе «Освенцим», где выставлены личные вещи бывших узников лагеря — очки, кружки, зубные щетки, обувь и многое другое. Близкий друг подсказал удивительную метафору — рассказать о судьбе людей, погибших в нацистских концлагерях, с помощью одной лишь обуви. Константин, долгое время проработавший на телевидении, написал сценарий «Туфелек» и представил его на показе своего дебютного короткометражного фильма, экранизации рассказа Григория Горина «Ежик».

«В зале были мои близкие, друзья, просто зрители, — вспоминает режиссер, — и тогда я предложил сделать этот проект всем миром. Общими усилиями собрали кое-какой бюджет, и я поехал смотреть объекты: Минск, Освенцим, Майданек, Терезиенштадт. Руководство музея Освенцима было категорически против: снимать там художественное кино не было разрешено даже великому Стивену Спилбергу. Тем не менее мне удалось добиться разрешения снимать документальные кадры. Мы сфотографировали туфельку, которая стоит в витрине мемориального комплекса, и сшили на заказ точную копию этой пары обуви, которую и можно увидеть в нашем фильме».

По словам Константина Фама, фильм «Туфельки» рассчитан, прежде всего, на детей и подростков. Лента может послужить неким подготовительным этапом перед просмотром таких масштабных картин о Холокосте, как «Список Шиндлера», «Пианист» и других шедевров мирового кинематографа.

Съемки ленты проходили в Чехии, Франции, Польше, Белоруссии и России. Режиссер рассказал, что в каждой стране у него находились единомышленники, помогавшие в организации съемок.

«В Чехии, в живописном городке Жатец и в самой Праге, мы снимали сцены довоенной жизни, — говорит Константин. — Мы рассказываем счастливую поначалу историю еврейской девушки. До того как произошла трагедия она жила, любила — как и все люди в этом мире. В Чехии нам очень помогла семья Быковых — Ирина Семеновна, Александр Михайлович и их сын Михаил, который рулил всем процессом. Их студия “Анкор-фильм”, на базе которой проходил продакшн таких фильмов, как “Фауст”, “Трудно быть Б-гом”, “Вий” и других крупных кинопроектов, организовала съемки на высшем европейском уровне. При этом Быковы нас очень поддержали и не взяли ни копейки за организацию. Замечательная еврейская семья, три поколения киношников — что тут скажешь! Технику стоимостью более 25 тысяч евро нам предоставили бесплатно.

Романтические сцены мы снимали во Франции. Там нам очень помогла продюсер-документалист Таня Рахманова: договориться с префектурой и снимать Эйфелеву башню и красоты Парижа было непросто. Съемки в Освенциме состоялись благодаря моему другу, польскому фильммейкеру Кшиштофу Веху. В Белоруссии на проект “Туфельки” откликнулся продюсер Юрий Игруша; его отец в свое время был удостоен звания Праведника народов мира. Для белорусов тема войны священна. Министерство культуры Белоруссии выделило бюджет на съемки. Продюсер Сергей Жданович и его американская компания NonStopMedia поддержали технически и уже занимаются продвижением фильма в США. Сейчас в России нам помогают с постпродакшн продюсер Алексей Петрухин и его классные специалисты из кинокомпании RFG. В общем, со всего мира по нитке! Про деньги — отдельная история. Ничего бы не было без Дмитрия Паршкова и Дениса Ващенко. Они вложили первую стартовую сумму, хотя кино для их УК “Приоритет” приоритетом вовсе не является.В статье не хватит места всем моим благодарностям!

Режиссер признается, что создание подобного проекта — дело очень ответственное и серьезное: «Моя жизнь разделилась на “до” и “после” проекта. Могу точно сказать, что благодаря этому фильму я стал лучше. Я увидел, что людям — не только евреям — близка эта тема, и они сопереживают, понимают, помогают. Наша задача — через просмотр фильма вызвать у человека эмоции и дать ему возможность задуматься о том, почему произошла Катастрофа. Необходимо глобальное осмысление этой трагедии». По словам режиссера, в будущем фильм будет передан музеям и еврейским организациям, в числе которых «Яд Вашем», «Дахау», «Освенцим», «Треблинка», Центр Симона Визенталя в Лос-Анджелесе, «Сохнут» и другие.

Константин Фам надеется, что картину ждет успешное фестивальное будущее: «В мире существует много фестивалей короткометражного кино. Рынок короткометражек огромен, однако в России он пока не очень развит. В наших планах — представить проект на ближайшем Каннском фестивале, где в программе Short Film Corner будет показан мой фильм “Ежик” по рассказу Григория Горина. Мы постараемся, чтобы картина “Туфельки” была представлена на максимальном количестве международных фестивалей, чтобы ее увидело как можно больше зрителей».

Режиссер подчеркнул, что не хочет зацикливаться на еврейской аудитории. «Это могло произойти с кем угодно, — отмечает он. — Понимание того, что речь в фильме идет о еврейской семье, приходит только во время сцены хупы — еврейской свадьбы».

Константин Фам рассказал, что мечтает пригласить других режиссеров и сделать целый альманах — не только о Холокосте, но о геноциде вообще. «”Туфельки” — это мой первый серьезный фильм. Я планирую создать международный проект (киноальманах) и рассказать еще несколько историй о Катастрофе, — говорит он. — Возьмем, к примеру, историю японского дипломата Тиуне Сугихары, который в годы Второй мировой войны, рискуя жизнью, спас тысячи евреев от нацистских концлагерей. Мне рассказывали, как однажды в Минск приехала группа израильских туристов. К ним навстречу вышла пожилая женщина на костылях и поведала такую историю: во время войны, когда евреев гнали к расстрельному рву, ее мама подошла к еврейке с ребенком на руках, сняла с него ботинки и со словами “ну, вам же уже не нужно” надела их на нее. Так вот, эта женщина потом всю жизнь мучилась... И таких историй — тысячи! Я не остановлюсь и сделаю все, чтобы о них узнало как можно больше людей».




Материал подготовила Соня Бакулина

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Не вымирайте, динозавры!

Не вымирайте, динозавры! Петр Люкимсон:
Когда Пересу ставят в вину Соглашения в Осло и называют «предателем, нанесшим огромный ущерб безопасности страны», то почему-то забывают, что именно ему армия еврейского государства обязана своей мощью, и это он создавал тот самый ядерный щит,...

Как Довлатов в Питер вернулся

Как Довлатов в Питер вернулся Алла Борисова:
Все искали знакомую фигуру. И я искала. Потому что это было очень логично – встретиться тут с Довлатовым в день его рождения. Мне о многом хотелось его спросить. Видимо, не только мне, раз огромный двор был полон. И я наконец его увидела. Он стоял с...

Наши интервью

Иудейский превентивный удар

Иудейский превентивный удар В продолжение бесед о науке и религии крупный бизнесмен и ученый, фигурант списка Forbes и филантроп Эдуард Шифрин пролил свет на...

Вдова Довлатова: «Никто не вернётся в Россию»

Вдова Довлатова: «Никто не вернётся в Россию» В эксклюзивном интервью Jewish.ru вдова Сергея Довлатова ответила на критику, посмертно обрушившуюся на великого писателя, рассказала,...