culture

Ограбление по-еврейски


05.12.2013

«Никто точно не знает и по сей день, что тогда произошло на самом деле», — говорит румынский кинорежиссер Нае Каранфил, снявший фильм о банде «Ионид», группе еврейских интеллектуалов-коммунистов, совершивших самое известное ограбление банка в истории стран Варшавского договора. 


Мировая премьера нового фильма Каранфила «Близко к Луне» состоялась на проходившем недавно Фестивале румынского кино в Нью-Йорке. Картина стала самой высокобюджетной за всю историю румынского кинематографа. В ней снимались не только румынские, но и американские и британские актеры: Вера Фармига, Марк Стронг и Гарри Ллойд. В жанровом отношении острозрелищная лента заметно отличается от других румынских фильмов, демонстрировавшихся в рамках фестиваля — перегруженных диалогами психологических драм.

«Ближе к Луне» — настоящий экшн, но это не значит, что создателям фильма не удалось воссоздать атмосферу Румынии в эпоху правления Чаушеску.

Фильму предшествуют пояснительные титры, в которых сообщается, что до и во время Второй мировой войны евреи были активно представлены в румынской компартии, а после установления просоветского режима многие из них заняли ведущие посты в государственной иерархии. Однако к концу 50-х в партийном руководстве возобладали антисемитские тенденции, и многие евреи оказались в оппозиции к правящему режиму.

Итак, Бухарест, 1959 год. Дерзкое ограбление банка наделало в стране много шуму. Это невообразимая пощечина властям, держащим страну в «железном кулаке». Арестованы пять человек, все евреи. Власти предполагают, что речь идет о сионистском заговоре, целью которого является нелегальная переправка евреев в Израиль. Участники ограбления осуждены, и в ожидании приговора вынуждены... сниматься в пропагандистском фильме о совершенном ими преступлении. Все пять персонажей ленты были героями антинацистского сопротивления и занимали видные посты в послевоенной Румынии.

Гарри Ллойд играет кинорежиссера, которому Министерство культуры поручило снимать пропагандистский фильм. Он арендует квартиру у господина Зильбера, колоритного старого еврея, который беспрестанно пьет сливовицу и слушает «Голос Америки».
— Почему бы вам не послушать Брамса по государственному радио? — спрашивает его режиссер.
— Потому что на государственном радио даже Брамс превращается в пропаганду, — отвечает Зильбер.

Режиссер и героиня Веры Фармиги вступают в романтические отношения, финал которых остается зрителю неизвестным. Из финальных кадрах мы понимаем только, что впоследствии ее детям удалось эмигрировать в Израиль.

Некоторые зрители посетовали режиссеру, что его фильм напоминает некоторые итальянские комедии и не позволяет окунуться в атмосферу Румынии мрачной эпохи Чаушеску. На это Каранфил, родившийся в 1960 году, ответил, что и в те времена не каждый день был мрачным: «Люди, как и всегда, смеялись и пели. Фильм намеренно снят в фарсовой манере, поскольку фарсом была вся наша тогдашняя жизнь».



Материал подготовил Роберт Берг

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Закон о точке невозврата

Закон о точке невозврата Алина Фаркаш:
Зашкаливающее количество новых и удивительных законов привело к закономерному: все вокруг говорят об отъезде. Я помню, как о нем говорили друзья родителей в конце 80-х… Но и в страшном сне не могла представить, что когда-нибудь буду сама всерьез...

Две еврейские мечты

Две еврейские мечты Михаэль Кориц:
«Нерушимая скала» раскрыла в израильском обществе его единство, которое оказалось намного глубже, чем это было заметно в мирное время. Сегодня 15 ава, Ту би-Ав, день еврейского календаря, который дает нам важную подсказку, в каком направлении...

Наши интервью

Войновича не остановить

Войновича не остановить Далеко не все знаменитости так просты в общении, нечванливы, скромны и доступны для разговора. Взяв за свою жизнь тысячи интервью, я...

Самый счастливый джазмен на свете

Самый счастливый джазмен на свете Знаменитый музыкант-мультиинструменталист и композитор Давид Голощекин недавно отметил свое 70-летие. В его маленьком кабинете в...