culture

Кутюрье всего Голливуда


16.03.2017

Она одевала Одри Хепберн для «Римских каникул», Пола Ньюмана для «Аферы», Элизабет Тейлор для «Места под солнцем». Она дружила с Хичкоком и играла в «Коломбо» саму себя. Ее 35 раз номинировали на «Оскар», и восемь раз она его получила – больше, чем все остальные женщины в истории. Лучший художник по костюмам, гений дизайна – кратко, но красноречиво говорили об Эдит Хэд.

Долгое время ничего в ее жизни не было связано с эскизами одежды, выкройками и лекалами. Сначала она получила степень бакалавра гуманитарных наук в Калифорнийском университете Беркли, затем – степень магистра гуманитарных наук в области романских языков в Стэндфордском университете. А после устроилась работать учителем. Однако случайный визит на съемочную площадку полностью перевернул ее жизнь – следующие полвека своей жизни она посвятила кинематографу. Именно ее работы в итоге украшают сотни фильмов «золотой эпохи» Голливуда. Эдит Хед была 35 раз номинирована на премию «Оскар» и восемь раз ее получала – как «Лучший художник по костюмам». Хотя, как признавалась Эдит Хед, попасть в мир кино без хитрости ей вряд ли удалось бы. Она получила должность художника по костюмам на Paramount тогда, когда толком и рисовать не умела, а уж ее дизайнерский опыт и вовсе ограничивался детскими поделками.

Эдит Клэр Познер родилась в городке Сан-Бернардино, Калифорния, в 1897 году в еврейской семье эмигрантов из Западной Европы. Родители развелись, когда Эдит не исполнилось и пяти лет, но именно это подвигло ее мать переехать в Лос-Анджелес, где и сложилась в будущем карьера Эдит. После переезда в Лос-Анджелес увлечением девочки на долгие годы стала гимнастика, где она при своем миниатюрном росте и фигуре подавала весьма большие надежды. Но после окончания школы Эдит избрала путь далекий как от профессионального спорта, так и от дизайна, и с головой ушла в науку. Тогда же сменила фамилию, выйдя замуж за Чарльза Хэда. Брак окажется непродолжительным, но фамилия так и останется с ней на всю жизнь.

И вот, работая после университетов учительницей в обычной школе, Эдит записалась на курсы рисования. Причем не по своей воле – руководство школы решило ввести уроки рисования и предложило оплатить курсы. Эдит согласилась: зарплата молодого учителя оставляла желать лучшего, лишние часы не помешали бы. Параллельно с этим Хэд нашла себе подработку – стала присматривать за дочерями знаменитого режиссера Сесиля Блаунт Де Милля. В ее обязанности, по сути, входила лишь послеобеденная помощь с уроками, но как-то она согласилась проводить своих воспитанниц на работу к отцу. Так Хэд и оказалась на съемках очередного фильма Де Милля на студии Paramount. «Я была заинтригована», – позже вспоминала Хэд о том визите.

Вот почему, как только она узнала, что студии Paramount требуется художник по костюмам, тут же решила попробовать, чего бы это ей ни стоило. На собеседование ей было сказано прийти с портфолио. И главный дизайнер Paramount Говард Грир, по словам Хэд, остался в восторге, заявив, «что никогда не видел столько таланта в одном портфолио». Еще бы! Ведь в него были отобраны лучшие рисунки десятков студентов арт-колледжа, куда Эдит только-только записалась на курсы рисования. Ни один из рисунков в портфолио ей не принадлежал. Но работу она получила.

Правда, уже через несколько дней все открылось: Грир дал ей первое самостоятельное задание, и Хэд пришлось во всем признаться. Впрочем, увольнения не последовало. Грир просто разразился смехом – настолько его позабавила эта ситуация. Он взялся лично контролировать ее обучение на курсах рисования – вносил свои коррективы в ее учебный план, лично обучал ее делать наброски. Правда, ни о какой самостоятельной работе и речи быть не могло, поэтому первые месяцы на Paramount она рисовала эскизы для Грира и его ассистентов, а те потом их дорисовывали, а порой и перерисовывали полностью.

Путь по карьерной лестнице вообще был долог, а на взгляд обывателя, так и вовсе, возможно, рутинен: первой самостоятельной работой стали кожаные ковбойские «наштанники», которые она моделировала и шила несколько лет. Затем ей доверили остальные части костюмов, но только для вестернов. И лишь когда она набралась опыта в вестернах, ее допустили в так называемый «отдел бабушек» (grandmother class). «Это место, где кто-то другой одевает ведущих актеров, а ты работаешь с персонажами старушек и тетушек и со всеми, кто еще остался», – так Эдит отзывалась об этом периоде работы.

Только после увольнения Грира и последовавших за этим кадровых перестановок Эдит стала личным дизайнером-ассистентом нового босса Трэвиса Бэнтона. Впрочем, и он давал ей возможность проектировать костюмы только тогда, когда был сам очень занят, или когда ему откровенно не нравилась актриса. Так что путь до первой собственной славы у Хэд занял почти десять лет. Да и случился он благодаря случайности: в 1932 году Трэвис Бэнтон отправился на показ коллекций в Париж, а заменившей его Эдит вдруг было поручено срочно создать костюмы для нового фильма «Она обошлась с ним нечестно» с Мэй Уэст в главной роли.

Одеяния, в которых предстала Уэст на экранах, вызвали полный восторг не только в Штатах, но и во всем мире – они красовались на обложках ведущих французских журналов мод. Страждущие заполучить такое же вечернее платье с удлиненным шлейфом в форме хвоста русалки, как и у Мэй Уэст, штурмовали портные мастерские. И несмотря на то, что нигде даже и строчки не мелькнуло о том, что платье было создано Эдит Хэд, это была ее победа. Кассовые сборы фильма «Она обошлась с ним нечестно» спасли Paramount от банкротства, и то, что в этом была частично и заслуга Эдит, никем не отрицалось. Вот почему сразу последовала и новая должность для Хэд – главный художник по костюмам для игровых полнометражных картин. На этом посту она создавала костюмы как минимум к 50 фильмам в год. И в 1938 году Эдит Хэд назначили главным дизайнером студии Paramount – она стала первой женщиной на столь серьезном посту в мире кино.

До сих пор она остается и единственной женщиной, сумевшей завоевать восемь премий «Оскар». Первая была присуждена ей в марте 1950-го за исторические костюмы к черно-белому фильму «Наследница» (это была вторая номинация в истории премии «Оскар», которую вручали за дизайн костюмов).

Последний же свой «Оскар» она получила в 1974-м за работу над «Аферой» – за мужские образы Пола Ньюмана и Роберта Редфорда. Хотя, конечно, основой ее дизайнерских работ были образы женщин, стилю которых на экране подражали целые поколения. Это и Элизабет Тейлор, и Бетт Дэвис, и Грейс Келли, и Одри Хепберн, и многие другие. Причем со многими из них Эдит связывали не только рабочие, но и дружеские отношения. Все отмечали, что одним из талантов Хэд было умение молчать, что в отрасли, полной интриг, было почти бесценным качеством.

В Paramount Эдит проработала 44 года, подписав в 1967 году контракт с Universal Studios. Здесь она и творила до своей смерти в 1981 году, успев поучаствовать в создании костюмов и для фильмов, и для телепередач, и даже для женщин-служащих береговой охраны США. Причем каждый из созданных ею образов, по признанию ведущих модельеров, был отточен до совершенства. Об Эдит отзывались кратко, но красноречиво – «гений дизайна».

Правда, сама Эдит Хэд отнюдь не считала себя «творческим гением», и утверждала, что в дипломатии она сильнее, чем в эскизах. Столь длительный срок на ведущих дизайнерских должностях в киномире явное тому подтверждение. Но когда ее все же просили назвать отличие от других дизайнеров, она говорила: «Я не отличаюсь, я просто лучшая. И ненавижу скромность. А вы разве нет?!»


Алексей Викторов

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Евреям вход воспрещен!

Евреям вход воспрещен! Фото: Юрий Гершберг:
Не спешите осуждать «подлых» палестинцев. Это не они против того нашего посещения Иерихона. Да и с чего бы им этому противиться? Город в определенной степени существует за счет туристов, которые не без удовольствия расстаются с деньгами, наклоняясь...

Инвалид за бортом

Инвалид за бортом Алина Фаркаш:
В России нет никакого представления, как вести себя с людьми с особыми потребностями. Даже простая мысль, что не стоит называть человека «ампутантом», «калекой» или «дауном» – не для всех очевидна. Ни жюри, ни, кажется, зрители не видели сам танец...

Наши интервью

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало»

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало» Мало кто из ее семьи выжил в Освенциме, но она узнала об этом, лишь будучи взрослой. И стала собирать истории женщин, переживших...

Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!»

Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!» В июле 1945 года врачи объявили Миклошу Гардошу, что жить ему осталось полгода. В тот же день он отправил 117 писем. Спустя полвека...