culture

Антон Носик: «У меня своя еврейская община»


09.08.2001

Врач Антон Носик стал журналистом в Израиле, куда уехал в 1990 году на волне большой еврейской эмиграции из разваливающегося Союза. Русская пресса в Израиле стремительно набирала силу и влияние, и Антон Носик стал одним из самых популярных русских журналистов. Перепробовав несколько вариантов коммерческого использования Интернета, Носик вернулся к занятию журналистикой, но на этот раз - в сетевом варианте. Из рубрики "Наши Сети" родилась колонка "Вечерний Интернет", которая стартовала 24-го декабря 1996 года, и в течение полутора лет выходила ежедневно. Остается только удивляться, как нормальный человек может выдавать по 15-20 тысяч знаков в день, при этом, не теряя в информативности и насыщенности материала. 

С создателем сайтов Лента.ру, NEWSru.com и Газета.ру Антоном Носиком побеседовал корреспондент Jewish.ru.


- Знаете ли Вы свои генеалогические корни, что означает ваша фамилия?

- Эта фамилия мне известна уже в русском написании. Это написание не отражает именно того, значение которое было изначально. Например, мои однофамильцы актеры Носики: вполне возможно, что их фамилия происходит от части тела. Но они не евреи, а еврейский вариант фамилии может трактоваться как Носэк. Это слово переводится с иврита как певец, то есть музыкальная окраска. У этого слова было и другое значение - тело, поднимающееся вверх. Есть еще слово Нэсих, что означает принц. Я понимаю, что эти варианты, может быть, не стоит воспринимать как исходные. Мои генеалогические корни с одной стороны из Риги, а с другой из Беларуси.

- По каким причинам в 1989 году Вы решили уехать в Израиль? Это произошло по причинам политическим, материальным?

- Меня пригласили в гости, я провел там две недели. В этой стране мне понравилось, и я решил пожить там. Именно потому, что материальное положение было хорошим, я мог себе это позволить.

- Чем вы занимались до отъезда в Израиль?

- Я окончил медицинский институт. На жизнь зарабатывал синхронными переводами. По тем временам у меня были хорошие материальные возможности.

- Вам приходилось сталкиваться с антисемитизмом?

- Я учился в третьем медицинском институте. В первый и второй медицинские институты евреев не брали, а в моем ВУЗе учились дети всех евреев - врачей. Там не предоставлялось общежитие, и поэтому не было детей из периферии. В этом ВУЗе евреев было примерно как в израильском университете.

- Кто Ваши родители?

- Моя мама по профессии филолог, сегодня руководит центром еврейского образования "Сефер" в Москве.

- Когда Вы приехали в Израиль Вы знали английский и иврит?

- Я знал несколько языков, ивритом овладел в Израиле.

- Почему Вы решили служить в израильской армии?

- Мне это было интересно. Дело в том, что у меня в Израиле было собственное дело. Я был сам себе советник, сам себе бухгалтер, и в то время, когда я стал "вставать на ноги", мне прислали повестку и я согласился сменить обстановку.

- Как на Вас повлияла армия?

- Меня призвали в армию рядовым в возрасте 28 лет, дипломированного врача, редактора крупнейшей русскоязычной газеты в Израиле. Меня призвали в армию под начало 18 летних ребят, которые только закончили школу. Они не читали книг, не знали иностранные языки, и которым кроме группы "Prodigy" было мало что интересно. Для меня это было хорошим социологическим опытом в общении с аборигенами.

- Вам приходилось участвовать в боевых действиях?

- Дело в том, что в армию призываются сто процентов населения, а в стычках принимали участие в то время только специальные боевые подразделения. В то время, когда я служил, мирный процесс еще не начался и обстановка отличалась от сегодняшней. Я ходил с автоматом, охранял поселения, склады.

- В 1997 году Вы вернулись в Россию. У Вас изменилось отношение к этой стране?

- До того момента, когда я приехал сюда насовсем, время от времени я сюда приезжал. У меня здесь мать. Находясь в Израиле, я смотрел MTV, слушал новую музыку, читал книги, которые выходили в России. Я не находился в изоляции.

- Вы планируете свою жизнь?

- Нет, это бесполезно, потому, что я занимаюсь очень важными делами, каждое из которых имеет дальнейшие перспективы, и какая из перспектив окажется важнее - я не знаю.

- Вы занимаетесь творчеством?

- Я менеджер нескольких компаний. Я писал, но сейчас больший спрос на другую работу: руководить людьми, давать направление делу.

- Вы можете назвать себя графоманом?

- В настоящий момент я не пишу, если бы я был графоманом, то писал бы и сейчас.

- Когда-то Вы писали по 14 - 15 тысяч знаков в день. Это можно делать только из-за большой любви.

- Это можно делать из-за умения.

- Вы считаете себя основателем русского Интернета?

- Нет. Мне известно, какие конкретно проекты я создал, и какие конкретно не создал. Знаю, в какую сторону может двигаться работа. Я знаю, что с моих работ снимают копию, но если бы не было меня, копировали, кого-нибудь другого.

- Вы следите за ситуацией в Израиле и как Вы ее оцениваете?

- Я не могу сказать, что я тщательно отслеживаю события в Израиле. Но на Lenta.ru. эти события освещают подробно. Когда меня спрашивают на эту тему, я даю интервью. Считаю, что евреев может спасти только чудо. Формат этого чуда в свое время очень хорошо описал Бен- Гурион. Он писал: "не важно, что говорят, а важно, что известно". Когда Шарон поймет, что изменить ситуацию можно только конкретными деяниями и поступками, а не делать себе PR в Америке, то предпримет конкретные действия. А если вести переговоры с террористами, то это не работает, мы недавно это видели в Минеральных водах. С 1993 года Израиль пытается сделать из Арафата приемлемую политическую фигуру для мирового сообщества, всячески помогает его PR, а в ответ получает террор. Эта сделка не может быть признана удачной, даже с точки зрения тех людей, которые ее лоббируют.

- Но ведь Израиль на каждый теракт принимает ответные действия?

- Понимаете в чем дело, ответ на каждый теракт убийством террориста, или взрывом здания - это неадекватные действия, поскольку готовность нести потери со стороны Израиля и со стороны Арафата различная. Для Арафата каждый убитый палестинец - это не национальная трагедия, а источник дополнительного PR. Поэтому все эти меры точечных ударов по штаб квартирам полиции, которые сопровождаются телефонным звонком "Мы сейчас по вам ударим, поэтому выйдите из здания" - это не серьезно. Полиция должна быть разоружена, депортирована в Ливан или в Ливию. Это бандитские формирования, численность которых достигает сто тысяч человек, не может существовать, так как создает постоянную угрозу Израилю.

- Вы участвуете в еврейской жизни России?

- Нет, у меня своя еврейская община, в кругу моих друзей.

- Как Вы проводите свободное время?

- Встречаемся, общаемся, ездим на дачу, за границу, вместе делаем бизнес.

- В одном из интервью вы сказали, что иудаизм для Вас просто модная фенечка, которая важна как для хиппи завязочка на запястье? Ваши комментарии.

- Для любого еврея важно только одно: если я родился в иудаизме и не крестился я все равно остаюсь евреем. Вот и все. Больше ничего не надо. Внешняя атрибутика, ритуалы, не меняет основного. Есть такие вещи как самоощущение и самоопределения, а есть кипа на голове. Я кипу надел в Израиле. Там это означает твоё место в структуре отношений, взглядов, ценностном устройстве этой страны. Я в России ее не снял. Об антисемитах я не думаю вообще: ни когда я ношу кипу, или когда иду в ванную, или ложусь спать и ее снимаю. В повседневной жизни я ем кошерные продукты.

- Почему Вы решили создать в Израиле интернет-ресурсы?

- Я делал эти ресурсы потому, что их там не было. Но сегодня эта сфера в Израиле мне не интересна. Так как ситуация объясняется простой русской поговоркой "Выше головы не прыгнешь". В процентном соотношении, там не будет больше пользователей интернетом, чем половина пользователей в России.

- Как освещаются в интернете предвыборные события в Израиле?

- Кто-то из моих коллег претендуют, причем весьма успешно на политические бюджеты конкурирующих израильских партий. Я в эту грязь не хочу лезть. У меня никогда не было интереса взять чей-то политический бюджет и никогда не будет, потому, что я занимаюсь делом, а не этой грязью. Это для людей, которые ничего в жизни делать не умеют. Моя работа честная, профессиональная и я занимаюсь тем, что умею делать лучше других.

 



Беседовал Сергей Сладков

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Растянутый закат

Растянутый закат Петр Люкимсон:
В тот день я долго гулял по бывшему еврейскому кварталу Вильнюса – по улочкам, где жили раввины, ешиботники, шорники, сапожники, пекари, где потом было Виленское гетто. Но странное дело – эти дома не вызвали в душе никакого отклика, я не чувствовал...

Как муж евреем стал

Как муж евреем стал Алина Фаркаш:
Тяжелее всего гиюр мужа дался мне. Хотя я подозреваю, что у него будет другое мнение на этот счет. Я должна была понять с самого начала, еще с момента виртуального знакомства, что все будет совсем непросто. Завязалось все с того, что я задержалась...

Наши интервью

Евреи против египтян. Месть фараона

Евреи против египтян. Месть фараона История взаимоотношений евреев и египтян так же длинна, как история еврейского народа, летопись всей нашей цивилизации. Первым...

Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили»

Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили» Андрей Макаревич был и остается чрезвычайно продуктивным: в прошлом году он завершил мировое турне со своим проектом «Идиш-Джаз», а в...