culture

Новоженов ушел в виртуальность


28.12.2007

Лев Новоженов, один из самых знаменитых телевизионщиков России, остроумный интеллектуал и автор многих интересных проектов, ушел в «виртуальную реальность». Выкроив минуту, свободную от работы над новым интернет-порталом «Top4Top», Лев Новоженов согласился дать интервью специально для Jewish.ru.

– Лев Юрьевич, задолго до официального старта «Top4Top» успел обрасти разнообразными сплетнями и, можно сказать, произвел фурор в Рунете. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте, говорят, он с претензиями...

– Да, не без этого. Само название уже несет в себе некоторую претенциозностьTop4Top» буквально означает «лучшее для лучших»). В целом желания традиционные: составление конкуренции крупным игрокам сетевого рынка, привлечение массовой аудитории, претензии быть замеченными, интересными, претензии сказать что-то новое. По структуре это портал, который включает в себя все известные сервисы: поисковые системы, почту, информационные составляющие и все, что там еще бывает; я в технике не особо разбираюсь. Моя задача – наполнять сайт информацией, рейтингами и статьями, то есть обеспечивать контент.

– Вы упомянули, что не очень разбираетесь в современной технике. Как Вы попали в «Top4Top»?

Идея возникла у Дмитрия Диброва, который станет креативным продюсером и лицом «Top4Toр», и гендиректора проекта Михаила Зоненашвили, они меня пригласили в качестве главного редактора. Вообще с Дибровым нас постоянно сводят обстоятельства, эдакая рука судьбы. У нас всегда совместные задумки получались, надеюсь, наше очередное сотрудничество также увенчается успехом. Мы с Дибровым как-то сочетаемся, несмотря на разницу в возрасте, а может, напротив благодаря ей. Он более романтичный, я более приземленный, он очень хороший профессионал, интернет знает, как свои пять пальцев. О себе того же сказать не могу, хотя, наверное, иногда, если что-то делаешь, лучше об этом много не знать. К тому же, смена сферы деятельности подразумевает новизну: когда что-то начинается, все интересно, захватывающе, волнующе, это всегда адреналин.

– Означает ли это разрыв отношений с телевидением?

– Для начала скажу, что моя работа на проекте не означает уход с телевидения. Ведь ТВ – это не только ведущие, там много всего: редакторы, продюсеры, сценаристы, администраторы, в конце концов. Работа ведущего – это конечный результат их совместных трудов, и она составляет меньшую часть среди всего, чем я занимался на ТВ.

– Хотелось бы услышать Ваше мнение относительно современного телевидения и ситуации с НТВ в частности, где вы проработали немало лет.

– НТВ – явление уникальное. В силу каких причин оно возникло и исчезло, для меня загадка. Очевидно, внутри создалась ситуация, которую хотелось бы понять, осмыслить. То, что произошло с НТВ, я имею в виду развал, является предметом для постоянных размышлений. Нам, тем, кто были внутри всего этого, пожалуй, больше всех хотелось бы понять, а что же на самом деле произошло. Это, конечно, был шок, очень сильный удар. Когда все это началось, люди спрашивали друг у друга и у самих себя, что вообще происходит? и что будет? Я и сам до сих пор задаюсь этим вопросом, не надеясь на аналитиков или мудрецов, которых, в общем-то, поблизости не видно.

Думаю, все же развал НТВ имеет свои причины, причем не только структурные, но и, надо полагать, исторические. Поскольку все мы хоть немного знаем историю, можно попытаться объяснить происшедшее, опираясь на знания о прошлом России. С этой точки зрения, мне видится в этом повторение одного из законов, по которому живет наша страна и который еще неоднократно проявит себя. Помните, новая власть отменяет нововведения старой, и так снова и снова на протяжении всей истории: реформа – реакция, реформа – реакция? Думаю, это можно назвать очередным откатом назад.

Но это слишком пространные рассуждения, а если по-человечески… Это было телевидение, обогнавшее время. Хотя, наверное, дело не только во времени, свою роль сыграло еще и место. Решила же все их совокупность. Например, знаете, бывает, что появляется какая-то шикарная вещь, которая ни с чем «не монтируется». Думаю, НТВ как раз «не монтировалось» с той реальностью, которая существовала в России. Или представьте: какой-то дом, квартира, убогая достаточно, и в ней – эта самая шикарная вещь; она там ни к селу, ни к городу, выглядит в этом интерьере, как заплата, неуместно, странно. Думаю, этот пример прекрасно иллюстрирует то, что произошло с НТВ. Может быть, оно было слишком хорошо для того, чтобы существовать дальше.

А сейчас все подровнялось, стало довольно ровно, убого и лучше вписывается в окружающую действительность. Как каждый народ заслуживает своего правительства, так и каждый зритель достоин своего телевидения, или кино, или театра. Я не уверен, что наш сегодняшний театр лучше ТВ, думаю, что одно стоит другого.

– Начинает складываться впечатление, что Вы фаталист, наверное, это объясняется особенностями происхождения?

Думаю, все люди в какой-то мере фаталисты, но для евреев, думаю, это действительно характерная черта.

– Какую роль играло происхождение в Вашей семье?

– Перед ответом, хотелось бы обратить внимание на то, что я родился в первой половине прошлого века. Думаю, за сравнительной недавностью событий нет нужды объяснять, что такое ХХ век и какие условия для жизни евреев России он создавал. В связи со всем этим можно сказать, что у меня была типичная советская семья, не помнящая своего родства. Хотя, думаю, все все помнили, но ничего не говорили. А не говорили, потому что боялись. Времена были крутые, скрывали родственников, скрывали происхождение. Это было типично для людей ХХ века. Как для евреев, так и для неевреев. Одни скрывали дворянское происхождение, другие скрывали дедов-священников, национальность, меняли фамилии, боялись проговориться по поводу связей за границей. Это все сейчас дико звучит, но, тем не менее, так было. Понятно, что в подобной обстановке о религиозности речи быть не могло. Еврейство в нашей семье проявлялось только в разговорах деда с бабушкой. Желая что-то скрыть от детей, они переходили на идиш, как раньше дворяне переходили на французский, когда хотели утаить что-то от дворни. Все засекречивалось, скрывалось, сведения о предках и о родственниках приходилось добывать, собирать по крупицам, умалчивать, недоговаривать. В конце концов, люди просто хотели выжить.

– Вам знакомо такое понятие, как «национальная гордость»?

Национальность есть, и, наверное, так и надо. Выскажу мысль, она не моя, просто здорово сказано: «Гордиться тем, что ты еврей (калмык, русский…), все равно, что гордиться тем, что родился во вторник». Поэтому считаю, что национальность не может быть предметом гордости и заслуги. Мы в этом не виноваты, это получилось случайно.

Лев Юрьевич Новоженов родился в 1946 году в Москве в семье журналиста и художницы. Он закончил два курса исторического факультета Педагогического института имени Ленина и пять курсов Московского полиграфического института. Работал на строительстве Ачинского глиноземного комбината по комсомольской путевке. Свою журналистскую карьеру начал в газете «Вечерняя Москва». Печатался в «Литературной газете», «Литературной России», журнале «Юность» и многих других советских изданиях.

Автор эстрадных произведений, в частности, двух спектаклей: «Верните наши денежки, или Ефим Шифрин играет Шостаковича» и «Соло для кровати со скрипом». С 1993 года работает на телевидении. Автор и создатель программы народных новостей «Времечко», проектов «Большое Времечко», «Ночной полет», «Иванов, Петров, Сидоров», «Спросите у Лившица», «Тушите свет». Выходят его «Сегоднячко» ( в настоящий момент на канале ТНТ), «Большой секрет», «Пять минут со Львом Новоженовым». Ему принадлежит своего рода рекорд по количеству ежедневных прямых эфиров (до четырех ежедневных выпусков программ.) В 1997 году удостоен премии «Золотой Остап».


Беседовала Оксана Ширкина

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Растянутый закат

Растянутый закат Петр Люкимсон:
В тот день я долго гулял по бывшему еврейскому кварталу Вильнюса – по улочкам, где жили раввины, ешиботники, шорники, сапожники, пекари, где потом было Виленское гетто. Но странное дело – эти дома не вызвали в душе никакого отклика, я не чувствовал...

Как муж евреем стал

Как муж евреем стал Алина Фаркаш:
Тяжелее всего гиюр мужа дался мне. Хотя я подозреваю, что у него будет другое мнение на этот счет. Я должна была понять с самого начала, еще с момента виртуального знакомства, что все будет совсем непросто. Завязалось все с того, что я задержалась...

Наши интервью

Евреи против египтян. Месть фараона

Евреи против египтян. Месть фараона История взаимоотношений евреев и египтян так же длинна, как история еврейского народа, летопись всей нашей цивилизации. Первым...

Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили»

Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили» Андрей Макаревич был и остается чрезвычайно продуктивным: в прошлом году он завершил мировое турне со своим проектом «Идиш-Джаз», а в...