history

Как литовцы евреев убивали


07.06.2010

Эфраим Зурофф возглавляет иерусалимский офис Центра Симона Визенталя. Деятельность этой организации посвящена увековечиванию памяти жертв Холокоста, пропаганде идей толерантности и борьбе с антисемитизмом. Посвятить жизнь расследованию нацистских преступлений израильский историк решил не случайно. В далеком 1941-м от рук литовских пособников нацистов в Вильнюсе погиб его двоюродный дедушка Эфраим, в честь которого он и был назван. Он коренной американец уже во втором поколении, родился в Бруклине. Зурофф рассказывает, что с самого детства расспрашивал родителей о трагедии Холокоста: «Я хотел понять, как и почему произошла эта трагедия. Что знают об этом обычные среднестатические американцы?» — спрашивает историк.

В постсоветской Литве проживает больше нацистских преступников, чем в какой-либо другой стране Восточной Европы. После провозглашения независимости Литвы наказать непосредственных участников уничтожения евреев стало очень сложным делом. Зурофф считает, что современная Литва пытается переписать историю Холокоста: «Нигде в мире не пытаются так тщательно замаскировать неприглядные страницы своего прошлого. В Литве стремятся переписать историю, чтобы представить себя невиновными», — считает Зурофф.

За первые пять месяцев нацистской оккупации в Литве погибли 200-220 тысяч евреев. После войны выяснилось, что процент погибших евреев оказался в Литве самым высоким среди всех оккупированных нацистами стран — по приблизительным оценкам 90-96 процентов. Зурофф считает, что причиной столь печальной статистики стало активное сотрудничество местного населения с нацистами. Данные о массовом уничтожении литовских евреев и об активном участии в этом местных жителей содержатся в двух печально известных в истории Холокоста документах.

Первый из них — доклад Карла Ягера, эсэсовца, командовавшего подразделением, отвечавшим за уничтожение евреев Вильнюса и окрестностей. В документе приводятся страшные цифры — количество убитых евреев в разбивке по дням. На странице от 1 сентября 1941 года можно прочитать следующее: «Убиты 1404 детей, 1763 мужчин, 1812 женщин, 109 умственно отсталых, 1 немка — жена еврея, 1 русская». Ягер описывает сотрудничество многих литовцев с нацистами и подчеркивает, что примерно четыре тысячи евреев стали жертвами погромов, учиненных литовскими националистами еще до прихода немцев. Всего за период с июня по ноябрь 1941 было уничтожено 133 346 человек, большую часть которых составили евреи Вильнюса и его окрестностей.

Второй официальный нацистский документ — дневник поляка Казимира Саковича. Сакович, ставший свидетелем тысяч убийств в Понарах (предместье Вильнюса), зафиксировал, что большинство «исполнителей» были местными жителями. Записи от 5 апреля 1943 года описывают смерть 2,5 тысяч человек. Сакович пишет: «Вот женщина с младенцем на руках и двумя девочками постарше, держащимися за ее юбку. Литовский полицай начинает избивать их дубинкой. К ним подбегает мужчина, своим телом закрывая от побоев. Раздается выстрел, и человек падает прямо к ногам женщины. В это время другой литовец отбирает у нее ребенка и бросает его в ров: обезумевшая женщина бежит к яме вместе со своими двумя девочками. Раздаются три выстрела».

Нацисты вступили в Литву в первые дни войны. За год до этого страна вошла в состав СССР. Многие литовцы были даже рады приходу нацистов, так как считали советскую оккупацию еще большим злом. Нацистская пропаганда призывала местных жителей активно участвовать в истреблению еврейского населения, пишет историк из Йельского университета Тимоти Шнайдер.

Представитель Литвы в Европарламенте Леонидас Донскис отмечает, что большинство литовцев до сих пор считают евреев виноватыми в массовых убийствах и депортациях гражданского населения в течение первого года советской оккупации.

В 90-х годах, после провозглашения независимости Литвы, Отдел особых расследований при Министерстве юстиции США совместно с Эфраимом Зуроффом вышел на след проживающих в США бывших граждан Литвы, подозревавшихся в сотрудничестве с нацистами.19 из них были осуждены за сокрытие связей с нацистами и лишены американского гражданства. 12 человек вернулись в Литву. Зурофф отмечает, что Литовская Республика не сделала ничего, чтобы наказать преступников, скорее, наоборот, встретила их с распростертыми объятиями. Спустя годы, во многом благодаря вмешательству международного сообщества, несколько дел в Литве все же было возбуждено, однако наказания так никто и не понес. «Эти судебные разбирательства были чистой профанацией. Подсудимые даже не появились в суде. Государственные обвинители обратили важнейший судебный процесс в фарс», — говорит историк.

Посол Литвы в США Одриус Брузга считает, что республика искренне стремилась покарать нацистов, однако многие из них, в силу преклонного возраста, во время судебного разбирательства умирали или становились недееспособными. Существует, однако, точка зрения, что затягивание судебных процессов все же сыграло кое-кому на руку, уверен Леонидас Донскис. Опасаясь быть уличенными в непатриотических настроениях, государственные обвинители как могли затягивали процессы, чтобы дождаться естественной смерти обвиняемых.

В этой связи нельзя не привести в пример Хорватию, где в 1998 году был привлечен к уголовной ответственности военный преступник Динко Сакич, во время Второй Мировой войны бывший комендантом концлагеря Ясеновац.

Эфраим Зурофф выследил Сакича в Аргентине, тот был экстрадирован в Хорватию и обвинен в убийстве тысяч евреев, сербов, цыган и хорватов-антифашистов. Суд приговорил престарелого пособника нацистов к высшей мере наказания — лишению свободы сроком на 20 лет. Судебный процесс транслировался всеми телеканалами, заголовки прессы пестрели новостями об этом деле.

В наибольшей степени свою вину ощущает, безусловно, Германия. Зурофф подчеркивает, что государство выплачивает миллиарды евро в качестве компенсаций. Эти деньги идут на профилактику экстремизма и ксенофобии, на денежные компенсации выжившим жертвам. Никто не может обвинить Германию в нежелании расплачиваться за ошибки прошлого, в отличие, например, от Литвы, считает историк.

В Вильнюсе работает Государственный музей памяти жертв геноцида. Его цель заключается в том, чтобы «собрать и сохранить документальные свидетельства геноцида литовского народа». Об истории более 200 тысяч погибших евреев в музее не напоминает ничего. Экспозиция посвящена преимущественно жертвам советской оккупации. Евреи составляли значительную часть населения Литвы в течение сотен лет. Уже в XVIII веке Вильно называли Литовским Иерусалимом. Евреи составляли треть населения города и по праву входили в его интеллектуальную элиту. «Вместо того чтобы признать Холокост и литовской трагедией, многие до сих пор относятся к Катастрофе весьма пренебрежительно», — считает Леонидас Донскис.

Профессор Тимоти Шнайдер отмечает, что на Западе, например, о военных преступлениях советского режима в Литве почти ничего не знают. В период с лета 1940-го до лета 1941-го советские власти подвергали репрессиям преимущественно этнических литовцев, но пострадали также поляки, евреи, русские, белорусы — все народы Литвы. Эта политика продолжилась в 1944 году, когда Красная Армия освободила республику.

Можно ли назвать преступления советского режима геноцидом, как предлагает музей? Леонидас Донскис убежден, что исторические исследования не подтверждают точку зрения о массовом геноциде литовцев советским режимом. Литовцы, принявшие новую власть, могли сделать партийную или государственную карьеру. В конце концов, была провозглашена Литовская ССР, в которой литовцы были объявлены титульной нацией, а литовский язык — государственным.

Эфраим Зурофф считает, что Литва продемонстрировала бы раскаяние и сожаление, если бы наказала своих нацистских преступников. «Этот шанс, увы, уже упущен. Впереди у литовцев сотни лет, чтобы, превозмогая боль, продолжать исследовать, изучать и узнавать новые подробности», — убежден Зурофф.


Материал подготовила Соня Бакулина

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Закон о точке невозврата

Закон о точке невозврата Алина Фаркаш:
Зашкаливающее количество новых и удивительных законов привело к закономерному: все вокруг говорят об отъезде. Я помню, как о нем говорили друзья родителей в конце 80-х… Но и в страшном сне не могла представить, что когда-нибудь буду сама всерьез...

Две еврейские мечты

Две еврейские мечты Михаэль Кориц:
«Нерушимая скала» раскрыла в израильском обществе его единство, которое оказалось намного глубже, чем это было заметно в мирное время. Сегодня 15 ава, Ту би-Ав, день еврейского календаря, который дает нам важную подсказку, в каком направлении...

Наши интервью

Войновича не остановить

Войновича не остановить Далеко не все знаменитости так просты в общении, нечванливы, скромны и доступны для разговора. Взяв за свою жизнь тысячи интервью, я...

Самый счастливый джазмен на свете

Самый счастливый джазмен на свете Знаменитый музыкант-мультиинструменталист и композитор Давид Голощекин недавно отметил свое 70-летие. В его маленьком кабинете в...