history

Ошибка радистки, или Освобождение Иерусалима


23.05.2014

В полночь 15 мая 1948 года, с истечением срока действия британского мандата на Палестину, четыре полка Арабского легиона по приказу трансиорданского короля Абдаллы пересекли реку Иордан и вторглись на ее западный берег. Спустя две недели, 28 мая, еврейские силы, располагавшиеся в Старом городе Иерусалима, сдались. Взрослые мужчины были взяты в плен, остальные жители — изгнаны. Еврейский квартал был разграблен и сожжен, десятки синагог взорваны. Командующий легионом радостно заявил, что «впервые за тысячу лет в Старом городе не осталось евреев, и больше они сюда не вернутся». Однако 7 июня 1967 года израильская армия вернулась, чтобы освободить не только Старый город и Храмовую гору, но и всю восточную часть Иерусалима. Иорданской оккупации, продолжавшейся ровно 19 лет и 9 дней, был положен конец.


Вокруг одного из важнейших событий в современной истории Государства Израиль — освобождения древней части Иерусалима — сложился хорошо известный каждому израильтянину героический сюжет. Согласно ему, в первый же день Шестидневной войны иорданцы начали обстреливать израильскую часть Иерусалима. Тогда для защиты жителей столицы Армия обороны Израиля предприняла военную операцию, в ходе которой после тяжелых боев на Арсенальной горке (Гиват ха-Тахмошет) захватила Старый город. По рации разнеслась знаменитая фраза полковника Моты Гура, командующего 55-й парашютно-десантной бригады: «Храмовая гора в наших руках!»

Лишь по прошествии многих десятилетий израильскому историку доктору Ури Мильштейну, исследовавшему военные архивы, удалось восстановить реальную последовательность событий. Оказалось, что освобождению Иерусалима предшествовала цепь нелепых случайностей и совпадений. Удивительнее же всего то, что ключевую роль в этих событиях сыграла случайная ошибка молодой девушки-радистки. Впрочем, обо всем по порядку.

Командующий израильскими силами в Иерусалиме, бригадный генерал Узи Наркис, чувствовал личную вину за потерю Старого города в Войне за независимость. Ведь в 1948 году именно он возглавлял оборонявшие еврейский квартал силы Пальмаха, он был вынужден подчиниться приказу об отступлении. Теперь Наркис надеялся исправить ситуацию и убеждал командование атаковать иорданцев. Однако министр обороны Моше Даян был категорически против. «Зачем нам весь этот Ватикан?» — якобы говорил он на заседании правительства.

Тем временем египетский лидер Гамаль Абдель Насер по телефону требовал от короля Иордании Хуссейна (внука того самого трансиорданского короля Абдаллы) атаковать израильтян. Убедить Хуссейна не в последнюю очередь помогли лживые утверждения Насера о египетских бомбардировках Тель-Авива. Их подтвердили иорданские военные наблюдатели, по ошибке принявшие за эскадрилью египетских бомбардировщиков израильские самолеты, которые возвращались из Египта после уничтожения вражеской авиации.

И все же Хуссейн опасался ввязываться в войну. Он решил пойти на хитрость. Небольшой отряд иорданцев захватил Армон ха-Нацив (Дворец наместника) — здание, где во времена мандата располагалась администрация верховного комиссара Палестины. Район не принадлежал Израилю, а находился под управлением ООН. Кроме того, с военной точки зрения эта операция не представляла ни малейшей угрозы для израильтян. Иорданский король надеялся, что такой шаг одновременно удовлетворит египтян и не вызовет ответной реакции со стороны Израиля.

В свою очередь Узи Наркис, желая повлиять на решение правительства об освобождении Старого города, убеждал Генштаб в том, что иорданцы намерены развернуть атаку со стороны Дворца наместника.

Даян распорядился направить Иерусалимскую бригаду в район Армон ха-Нацив, но велел не начинать атаку без приказа и объявил ультиматум силам ООН с требованием изгнать иорданцев со своей территории. Даже после того как время ультиматума истекло, Даян медлил с приказом. Не дождавшись команды, офицеры Иерусалимской бригады атаковали Армон ха-Нацив.

Тем временем иорданские солдаты, не ожидавшие ответных действий израильтян, польстились на винные запасы ооновцев, отчего пришли в состояние, в котором оказывать сопротивление уже не могли. Поэтому в считанные минуты, без боя солдаты Иерусалимской бригады прошли через Армон ха-Нацив и фактически захватили всю южную часть города.

Вот тогда и произошла нелепая ошибка. Задача девушки, служившей в армейской разведке, заключалась в прослушивании каирского радио и передаче информации в Генштаб. Египтяне, которые знали от короля Хуссейна о захвате Армон ха-Нацив, но не догадывались, что никаких иорданцев там уже нет, сообщили о взятии иорданскими войсками Цур Бахер — арабской деревни, примыкавшей к зоне ООН. Но радистка по ошибке передала в штаб информацию о взятии горы Скопус, где располагался еврейский анклав.

Дальше события развивались стремительно. В армейском командовании прекрасно знали, что никаких иорданских войск на горе Скопус нет и в помине. Но решив, что египтяне опередили события и сообщили о том, что еще только собирается предпринять Хуссейн, они направили в Иерусалим подкрепление, в том числе парашютно-десантную бригаду Моты Гура.

Гур получил от Наркиса приказ двигаться на гору Скопус, не ввязываясь в бои по дороге. Однако вместо того чтобы обойти Старый город с юга, где иорданцев уже не было, десантники решили обогнуть его с севера и нарвались на вражеские укрепления на Арсенальной горке.

Сражение за Арсенальную горку, закончившееся победой к утру второго дня, стало одним из самых тяжелых за всю Шестидневную войну. Десантники потеряли 36 человек убитыми. Чтобы поднять боевой дух армии, правительство приняло решение об освобождении Иерусалима. В ночь на третий день сопротивление Даяна было сломлено и Мота Гур получил приказ атаковать Старый город через Львиные ворота. Впрочем, единственной вооруженной силой, встреченной десантниками внутри древних стен Иерусалима, были бойцы Иерусалимской бригады, которые вошли через Мусорные ворота с юга чуть ранее.

Впервые за 2000 лет евреи вернули себе контроль над важнейшей национальной святыней — Храмовой горой. В память о победе 28 ияра (в этом году — 28 мая) день освобождения столицы был объявлен национальным праздником — Днем Иерусалима.



Александр Непомнящий

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Растянутый закат

Растянутый закат Петр Люкимсон:
В тот день я долго гулял по бывшему еврейскому кварталу Вильнюса – по улочкам, где жили раввины, ешиботники, шорники, сапожники, пекари, где потом было Виленское гетто. Но странное дело – эти дома не вызвали в душе никакого отклика, я не чувствовал...

Как муж евреем стал

Как муж евреем стал Алина Фаркаш:
Тяжелее всего гиюр мужа дался мне. Хотя я подозреваю, что у него будет другое мнение на этот счет. Я должна была понять с самого начала, еще с момента виртуального знакомства, что все будет совсем непросто. Завязалось все с того, что я задержалась...

Наши интервью

Евреи против египтян. Месть фараона

Евреи против египтян. Месть фараона История взаимоотношений евреев и египтян так же длинна, как история еврейского народа, летопись всей нашей цивилизации. Первым...

Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили»

Андрей Макаревич: «Ту собаку уже убили и приготовили» Андрей Макаревич был и остается чрезвычайно продуктивным: в прошлом году он завершил мировое турне со своим проектом «Идиш-Джаз», а в...