history

Дары для террористов, или История одной лиры


26.12.2014

Почти полвека назад, 26 декабря 1968 года, террористы из «Народного фронта освобождения Палестины», атаковали в афинском аэропорту пассажирский самолет израильской авиакомпании «Эль-Аль». Они расстреляли выруливший на взлетную полосу «Боинг-707» и забросали его гранатами. Погиб один из пассажиров, была тяжело ранена стюардесса. Остальным пассажирам и членам экипажа удалось спастись. Этот теракт стал вторым за год нападением террористов на израильскую авиакомпанию. За несколько месяцев до этого боевики той же организации захватили самолет, летевший в Израиль из Рима, и посадили его в Алжире. Для освобождения заложников правительству Израиля пришлось согласиться на требования террористов и освободить из тюрем их соратников.


Подготовка к ответной операции началась уже после первого теракта. От первоначального плана, предполагавшего захват и угон в Израиль арабского пассажирского самолета, отказались в пользу куда более быстрой, эффективной и масштабной акции.

Сразу после нападения в афинском аэропорту премьер-министр Израиля Леви Эшколь принял решение немедленно начать планировать акт возмездия. Ответственность за теракт Израиль возложил на Ливан — там располагалась база «Народного фронта», который пользовался благосклонностью правительства этой страны.

Было решено совершить рейд в международный аэропорт Бейрута, на тот момент крупнейший на Ближнем Востоке, и уничтожить максимальное число пассажирских бортов, принадлежавших арабским авиакомпаниям. Возможно, учитывая, что события происходили в период Рождества, операцию назвали «Дар».

Выполнение задания было поручено отряду бойцов из бригады парашютистов и спецназа Генштаба армии под командованием бригадного генерала Рафаэля Эйтана. В общей сложности в операции было задействовано пятнадцать вертолетов, дюжина самолетов и целая флотилия, включавшая шесть катеров и несколько моторных десантных лодок, — на случай эвакуации отступающих бойцов морским путем.

Через два дня после трагедии в Афинах, вечером 28 декабря, три транспортных вертолета «Супер Фрелон» под прикрытием еще двух, «Бел-205», за 45 минут доставили израильских бойцов с базы Рамат-Давид, расположенной неподалеку от Хайфы, в бейрутский аэропорт.

Чтобы остаться незамеченной, вся эскадра прошла вдоль берега моря на минимальной высоте, с выключенными огнями. Лишь фосфоресцирующие пластины, укрепленные на концах несущих винтов, позволяли летчикам не терять друг друга в темноте.

Одновременно с высадкой десанта с воздуха была создана дымовая завеса, отрезавшая комплекс от внешнего мира. Ведущие к нему трассы были перекрыты сброшенными сверху гвоздями и веществом, сделавшим дорогу скользкой. А предупредительный огонь остановил грузовик с ливанскими солдатами и броневик, которые пытались прорваться в аэропорт по грунтовке.

В самом аэропорту десантники, не встретив сопротивления, определили пятнадцать лайнеров арабских компаний, выпустили оказавшихся в них пассажиров, а затем, заминировав каждое из крыльев, в которых находилось авиационное топливо, взорвали самолеты. Вся операция заняла полчаса, после чего израильские бойцы благополучно вернулись домой. Ни с израильской, ни с ливанской стороны не погиб ни один человек.

Существует забавная легенда, рассказывающая о том, как генерал Эйтан, известный своим хладнокровием и своеобразным чувством юмора, осуществлял командование, а точнее, наблюдение за ходом операции из кафе, расположенного в здании бейрутского аэропорта. Он вошел внутрь, сел за столик с видом на разворачивавшееся на летном поле действо и заказал чашку кофе. После того как все закончилось, он поблагодарил оторопевших владельцев, сообщив, что кофе ему очень понравился. Затем, извинившись за то, что у него нет с собой ливанских денег, генерал расплатился израильской банкнотой в одну лиру. Впоследствии Эйтан, который сначала стал начальником Генштаба, а после выхода в отставку возглавил собственную партию и занимал высокие посты в израильском правительстве, категорически отказывался подтверждать или опровергать эти слухи. Говорят, однако, что купюра с рыбаком на берегу озера Кинерет до сих пор хранится в ресторане аэропорта Бейрута.

В результате операции «Дар» было уничтожено четырнадцать ливанских самолетов (один в итоге не взорвался), то есть более половины гражданского воздушного флота страны. Нанесенный ущерб впоследствии оценили более чем в 40 млн долларов.

Спустя три дня созванный по требованию Ливана Совет Безопасности ООН осудил Израиль и предупредил о возможном принятии против него санкций. Президент Франции Шарль де Голль, воспользовавшись ситуацией, ужесточил эмбарго на поставки оружия Израилю и отказался передать еврейскому государству уже оплаченные пятьдесят «Миражей-5». С этого момента военное оборудование в Израиль стало поступать преимущественно из США.

Сама по себе операция «Дар» не сумела положить конец попыткам угона самолетов, превратившимся в часть трагической реальности современного мира. Однако именно она стала одной из первых демонстраций боевых возможностей израильской армии, способной нанести удар по врагу в любой точке мира.



Александр Непомнящий

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Евреям вход воспрещен!

Евреям вход воспрещен! Фото: Юрий Гершберг:
Не спешите осуждать «подлых» палестинцев. Это не они против того нашего посещения Иерихона. Да и с чего бы им этому противиться? Город в определенной степени существует за счет туристов, которые не без удовольствия расстаются с деньгами, наклоняясь...

Инвалид за бортом

Инвалид за бортом Алина Фаркаш:
В России нет никакого представления, как вести себя с людьми с особыми потребностями. Даже простая мысль, что не стоит называть человека «ампутантом», «калекой» или «дауном» – не для всех очевидна. Ни жюри, ни, кажется, зрители не видели сам танец...

Наши интервью

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало»

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало» Мало кто из ее семьи выжил в Освенциме, но она узнала об этом, лишь будучи взрослой. И стала собирать истории женщин, переживших...

Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!»

Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!» В июле 1945 года врачи объявили Миклошу Гардошу, что жить ему осталось полгода. В тот же день он отправил 117 писем. Спустя полвека...