history

Месть для своих


22.12.2015

Только обретешь свое государство и успокоишься, как вдруг узнаёшь в местном чиновнике надсмотрщика, избивавшего тебя в концлагере, или покупаешь мороженое в Тель-Авиве у женщины, обещавшей отправить тебя в крематорий. После войны израильтяне сталкивались с десятками таких ситуаций. Всё потому, что среди пособников нацистов были и евреи.

Этой парадоксальной теме посвятил свое исследование израильский историк Итамар Левин. Книгу он назвал весьма символично: «Капо на Алленби» (капо – привилегированная категория заключенных в лагерях Третьего рейха, сотрудничавших с нацистами; Алленби – одна из центральных улиц Тель-Авива).

В 1950 году Кнессет принял закон об уголовном преследовании нацистских преступников. Отдельным пунктом в нем предусматривалось наказание и для евреев, запятнавших себя сотрудничеством с нацистами. В том же году, вскоре после того как закон вступил в силу, израильская газета «Херут» (орган одноименной партии) сообщила, что «в настоящее время в еврейском государстве проживают 120 человек, подозреваемых в сотрудничестве с нацистами и совершении преступлений против еврейского народа». Сообщалось также, что семь или восемь человек из этого числа – христиане, а остальные – евреи. «Херут» писала, что в числе подозреваемых – врач одной из клиник Хадеры и официант тельавивского кафе «Пасаз». Большинство из этих подозреваемых никогда не предстали перед судом. Кроме того, выяснилось, что многие обвинения не имели под собой реальных оснований и представляли собой попытку сведения счетов.

Тем не менее, по оценке Левина, в течение 50-х годов в Израиле было предъявлено 40 официальных обвинений против нацистских преступников. Однако документация сохранилась только по 23 из них. По ним видно, что лишь в девяти случаях были вынесены обвинительные заключения, в остальных 14 – только порицания. Левин исследовал все обнаруженные в израильских архивах судебные дела против нацистских преступников, а для полноты картины изучил также соответствующие газетные публикации. «Чиновник министерства обороны обвиняется в том, что во время войны он служил капо», – гласит один из заголовков. Обвинения против тех, кто подозревался в сотрудничестве с нацистами и, в частности, служил капо, тяжело читать даже сегодня. В судебных обвинениях фигурируют избиения, изнасилования и даже убийства.

Первым евреем, представшим перед израильским судом за сотрудничество с нацистами, стал в августе 1951-го Моше Почич. Этот человек в годы войны был заместителем руководителя еврейской полиции в гетто города Островиц в Польше. Кроме того, он руководил трудовым лагерем, построенным в окрестностях этого городка. Почича обвинили в том, что он систематически избивал обитателей гетто и лагеря и передавал их в руки нацистов. После войны Почич помогал выжившим в лагере для перемещенных лиц на территории Германии, а затем, приехав в Израиль, поступил на государственную службу. Уже в Израиле многие бывшие обитатели гетто узнавали его на улице и обвиняли в пособничестве нацистам. «Это просто позор, что вы свободно ходите здесь по улицам», – крикнул кто-то его жене. Свидетель обвинения заявил в суде, что Почич ходил по гетто, как какой-то стервятник, выдавал скрывавшихся евреев гестапо, а одну женщину даже похоронил живьем. Судьи, однако, оправдали Почича за недостаточностью улик.

Огромный резонанс вызвало в Израиле дело другой коллаборантки, Эльзы Транк, которая была старшей по бараку в лагере Биркенау, где отвечала за поддержание порядка. Она была арестована после того, как одна из выживших заключенных опознала ее в продавщице мороженого в кафе на улице Нахлат-Биньямин в Тель-Авиве. На суде свидетельницы показали, что при любом удобном случае Транк обещала «отправить их в крематорий». «Она избивала всех женщин, оказавшихся в ее власти, особенно пожилых и слабых», – отметила другая свидетельница. В свое оправдание Транк заявила, что, как и другие женщины, отбывала заключение и вынуждена была выполнять приказы немцев. Суд принял во внимание это обстоятельство и вынес Эльзе Транк сравнительно мягкое наказание: восемь месяцев лишения свободы.

О Якове Хонигмане, который служил капо в трех различных трудовых лагерях, свидетели говорили, что он «обращался с заключенными, как настоящий злодей». Против него было собрано пухлое обвинительное досье, включавшее 25 эпизодов, сопоставимое по объему с делом Адольфа Эйхмана. Свидетель Яков Нойман заявил, что работа Хонигмана «в основном сводилась к убийствам евреев». «Ни один из нацистов не наводил на меня такого ужаса, как Хонигман. Еще не появился на свет писатель, который мог бы адекватно описать все его преступления», – отметил Нойман. У Хонигмана была обтянутая кожей железная дубинка, которой он избивал заключенных, стоявших в очереди за баландой. «Он мог жестоко избить любого за малейшую провинность и останавливался лишь тогда, когда его руки обагрялись кровью», – рассказал свидетель. В итоге он был приговорен израильским судом к семи с половиной годам тюремного заключения (впоследствии этот срок был несколько снижен по апелляции. – Прим. ред.).

Единственным евреем, который мог быть приговорен израильским судом к смертной казни за пособничество нацистам, оказался Ехезкель Ингстер. Он был старшим по блоку в концентрационном лагере Гросс-Розен, расположенном на территории Германии. Его признали виновным в убийствах и злоупотреблениях, приведших к гибели заключенных. «Я видел, как он ежедневно избивал заключенных кнутом или дубинкой», – отметил один из свидетелей. В итоге Ингстер был признан виновным в преступлениях против человечества и приговорен к смертной казни. Однако Верховный суд принял его апелляцию и смягчил наказание. Впоследствии он вообще был помилован и умер вскоре после выхода на свободу.

По всей Европе в завоеванных нацистами странах специально отобранные еврейские лидеры должны были служить посредниками между нацистами и местными еврейскими общинами. Эти объединения известны как «юденраты» («еврейские советы»). К сожалению, вместо того чтобы помогать евреям, они часто становились пособниками нацистов. Бесспорно, большинство руководителей юденратов и служивших в еврейской полиции были вынуждены пойти на службу нацистам под влиянием обстоятельств. И все же их действия нельзя не назвать неприглядными. Если бы подобного сотрудничества не было, это, по крайней мере, смогло бы замедлить темпы массового геноцида евреев Европы.


Роберт Берг

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Танцы с Холокостом

Танцы с Холокостом Алла Борисова:
Дорогие евреи и сочувствующие! Иногда кажется, что весь мир против нас. Что наша трагедия – это так лично, что лучше не трогать, вообще не касаться, не бередить. Один неловкий жест, одна неверная интонация – и будет больно. Когда посреди глупых...

Смерть без ответа

Смерть без ответа Алина Фаркаш:
Я целый год, с четырнадцати до пятнадцати, пыталась отравиться – настолько невыносимой мне казалась жизнь. Тогда не было интернета, а медицинские справочники не отвечали на интересующий меня вопрос. Поэтому я придумала набрать побольше разных...

Наши интервью

Маша Слоним: «Во время обыска я заснула»

Маша Слоним: «Во время обыска я заснула» Голос Русской службы «Би-Би-Cи» Маша Слоним по воле своей английской бабушки ходила в деревенскую школу, а в юности, подобно деду,...

Генрих Штейнберг: «Я послушался Романа Абрамовича»

Генрих Штейнберг: «Я послушался Романа Абрамовича» Вулканологов в мире – не больше, чем космонавтов, и один из них – Генрих Штейнберг, испытатель первых луноходов и владелец крупного...