history

На пределе возможностей


21.01.2016

Ночная мгла стала понемногу рассеиваться. До рассвета, когда первые лучи восходящего солнца осветили бы правый борт судна, оставалось часа полтора. Красное море, столь переменчивое в начале января, казалось спокойным, хотя, по прогнозам синоптиков, впереди ожидался шторм. Корабль, следующий под флагом государства Тонга, неспешно скользил вдоль египетского побережья навстречу Суэцкому заливу. Большая часть команды еще спала, да и те, кто оставались на палубе, как видно, задремали тоже. Рокот вертолетных лопастей они услышали слишком поздно.

Все произошло внезапно и очень быстро. Грохот стал нестерпимо громким, затем сверху послышались странные лязгающие звуки. На палубу один за другим посыпались люди в темных комбинезонах – они соскакивали с канатов, вытянувшихся тонкими змеями из вертолетных люков. Одновременно справа и слева по борту возникли точно такие же незнакомцы с масками на лицах, стремительно поднимающиеся из окруживших корабль резиновых лодок.

Минут через семь все было закончено. Потрясенная и отчасти еще даже не успевшая проснуться команда – все десять членов экипажа – сдалась почти без сопротивления и без единого выстрела. Капитану судна Омару Акауи, боевику ФАТХа с 25-летним стажем и полковнику военно-морских сил Палестинской автономии, был прекрасно известен ненавистный язык отрывистых команд, которыми обменивались незваные гости. Он понял, что закончить миссию, доверенную ему самим «раисом» (принятое в Палестинской автономии название ее лидера. – Прим. ред.), теперь не придется.

Завладев судном, израильские морские коммандос из спецназа ВМФ «Шаетет 13» вскоре обнаружили в грузовых отсеках то, что искали. Десантировавшие часть их команды боевые вертолеты, не дожидаясь окончания, уже были на полпути домой. Им и так, даже вместе с захваченным дополнительным запасом топлива, едва хватило горючего.

На следующий день глава правительства Израиля Ариэль Шарон принимал у себя специального посланника США на Ближнем Востоке генерала Энтони Зини, занимавшегося продвижением арабо-израильских переговоров. Прощаясь, Шарон доверительно обратился к ошеломленному генералу: «Через несколько часов вы будете встречаться с Ясиром Арафатом. Будьте любезны, сообщите ему, чтобы не беспокоился о судьбе своего корабля с оружием, “Карин Эй” – мы взяли его себе…»

***

В самом начале мая 2001 года израильский военно-морской патруль заметил в море идущее из Ливана 40-тонное судно «Санторини», загруженное бочками, в которых, согласно подозрениям разведки, было спрятано оружие. Два дня спустя «Санторини» был без сопротивления взят морскими спецназовцами в ста километрах от израильского побережья и отбуксирован в хайфский порт. Среди захваченных трофеев действительно обнаружилось много оружия – в основном, российского производства, в том числе полсотни ракет «Катюша», ПЗРК «Стрела-2» и противотанковые гранаты «РКГ-3», реактивные гранатометы, минометы, мины, гранаты, автоматы Калашникова и патроны.

В ходе следствия стало известно, что организовали пересылку оружия из Ливана в Палестинскую автономию, в Газу, боевики Ахмеда Джибриля, лидера «Народного фронта освобождения Палестины – Главного командования». По плану «Санторини» должен был сбросить бочки напротив берега Газы, где их подобрали бы «рыбацкие суда».

До соглашений в Осло небольшим разрозненным ячейкам террористов, существовавшим в Иудее, Самарии и Газе, было не под силу организовать и оплатить доставку крупных партий серьезного оружия. Лишь создание Палестинской автономии, фактически ставшей плацдармом ООП для атак против израильтян, позволило вывести войну с еврейским государством на новый тактический уровень. После распада СССР никто из арабских стран не решался обеспечить Ясира Арафата оружием, боясь навлечь гнев США, ставших покровителем соглашений в Осло. Единственным государством, готовым предоставить Арафату оружие против Израиля и в пику США, был Иран.

В конце мая 2001 года Арафат побывал в Москве, где, судя по всему, окончательно договорился с гостившими там иранцами о крупных поставках оружия. Проведенная накануне операция с кораблем «Санторини» убедила их в том, что коротким путем из Ливана, где иранские интересы представляла «Хизбалла», оружие не провезти. Вот почему было решено воспользоваться маршрутом из Персидского залива через Красное море и Суэцкий канал. Путь этот был намного длиннее, но зато, как решили в Иране, проконтролировать его, а тем более перехватить на нем судно, для израильтян было бы куда труднее.

Впрочем, понимали это и в Израиле. Поэтому, когда разведке стало известно, что в конце лета те же высокопоставленные чиновники автономии, которые раньше были связаны с попыткой контрабанды на «Санторини», купили новое судно за 400 тысяч долларов, глаз с их 100-метрового приобретения водоизмещением 4000 тонн больше не спускали.

В декабре корабль, названный «Карин Эй», прибыл на иранский остров Киш в Персидском заливе. Израильтяне в тесном контакте с ЦРУ внимательно проследили, как десятки тонн оружия были спрятаны на судне под гражданскими грузами. «Карин Эй» вышел в сторону Йемена, а в Израиле стали готовиться к перехвату. Идею захвата корабля в Средиземном море уже после его выхода из Суэцкого канала отклонили из-за большого риска упустить террористов. Первоначальный план заключался в том, чтобы перехватить их возле Шарм а-Шейха, южной оконечности Синайского полуострова. Вот только буквально за несколько часов до начала операции стало известно, что наступает шторм. Десантироваться на судно с вертолетов при скорости ветра 50 километров в час, как и брать его на абордаж с резиновых лодок при 3-метровых волнах, было бы невозможно. А корабль, как назло, еще и тащился так медленно, что перехватить его до бури не было ни малейших шансов.

И тогда разработчик операции Элиэзер Маром, прозванный друзьями «Чайни» («Китаец») за внешнее сходство со своим дедушкой, этническим китайцем из Шанхая, предложил фантастический план – захватить корабль намного раньше, еще до шторма, в самой южной точке, до которой только по силам добраться израильским вертолетам и кораблям. Провести операцию «Ноев ковчег» на пределе возможностей ВВС и ВМФ.

Маром был уверен в профессионализме спецназа и всех задействованных вместе с ним сопутствующих сил. И они вполне оправдали его ожидание. «Морским Энтеббе» назвали потом журналисты эту одну из самых дерзких операций в истории израильской армии, напоминая о знаменитом освобождении заложников, успешно выполненном на расстоянии более трех тысяч километров от Израиля в 1976 году.

***

Разгрузка «Карин Эй», начавшаяся в эйлатском порту спустя несколько дней, вызвала потрясение. Никто не представлял себе, о каком количестве оружия шла на этот раз речь.

В этом «Ноевом ковчеге» действительно было «всякой твари» и даже отнюдь не «по паре». В 50 тоннах российского и иранского вооружения, помимо всех тех видов, что уже были перехвачены на «Санторини», только в гораздо большем количестве, оказались еще десятки новых наименований, включая снайперские винтовки Драгунова, противотанковые ракеты и мины, РПГ, две с половиной тонны взрывчатки, а также масса диверсионного снаряжения.

Все это разнообразие, укомплектованное в 83 специальных иранских герметичных контейнера, способных погружаться в воду, но не тонуть, предполагалось перегрузить возле Александрии на три судна поменьше и доставить к побережью Газы. Затем сбросить контейнеры в море, чтобы их постепенно выловили и вытащили на берег «рыбаки» из военно-морских сил автономии.

По ходу следствия стало известно, что оплатил все расходы – по покупке самого корабля, оружия на 15 миллионов долларов и гражданских грузов для маскировки еще на 3 миллиона – министр финансов автономии Фуад Шубаки. Причем деньги были взяты из фонда международной помощи, пополняемого в том числе и Израилем с целью развития автономии. Арафат, разумеется, все отрицал, но доказательства были столь неоспоримы, что администрация президента США была вынуждена на время прервать всякие отношения с автономией. Впоследствии связи были восстановлены, но доверие Арафат в Вашингтоне потерял окончательно.

За Ираном же, пойманным с поличным, окончательно закрепилась репутация покровителя международного террора. От диверсионной деятельности он, конечно, не отказался, вынуждая Израиль и США постоянно отслеживать пути переброски оружия арабским террористам. Возможно, именно так был схвачен и пропал без вести в 2009 году на острове Киш бывший агент ФБР американец еврейского происхождения Роберт Левинсон, работавший после увольнения частным детективом. Он стал единственным американцем, которого Иран отказался вернуть на днях в рамках сделки с США по обмену заключенными, утверждая, что о судьбе Левинсона ничего не известно.

С разгромом военной структуры Палестинской автономии в ходе операции «Защитная стена» в 2002 году и с последующей смертью Арафата лидирующие позиции в вооруженной борьбе с Израилем постепенно перешли к ХАМАСу и «Хизбалле», которые, в свою очередь, стали главными клиентами иранских оружейных передач. Ну, а у израильских морских коммандос появилось регулярное занятие.

В ноябре 2009 года бойцы «Шаетет 13» перехватили возле Кипра судно «Франкоп». Под гражданскими грузами были обнаружены 300 контейнеров с 500 тоннами оружия из Ирана: около 3 тысяч ракет, 10 тысяч снарядов, 20 тысяч гранат и полмиллиона патронов. Судя по всему, корабль вышел из Египта, где на него перегрузили оружие, прибывшее из Ирана. А направлялся он в сирийскую Латакию и предназначался «Хизбалле». Эту операцию перехвата в Израиле назвали «Четыре вида» – в честь растений, используемых на последний осенний праздник Суккот.

В марте 2011 года в Средиземном море, в 400 километрах от израильского побережья, морские коммандос во главе с Элиэзером Маромом, ставшим к тому времени командующим ВМФ, захватили корабль «Виктория», который шел из Латакии и, как видно, вез 50 тонн оружия в сектор Газа, где с 2006 года стал править ХАМАС. Помимо «стандартного набора» там были найдены стратегические виды вооружения. Например, китайские противокорабельные ракеты С-704 с инструкциями на персидском языке, а также две радиолокационные станции британского производства.

Последней известной акцией по перехвату иранского оружия для террористов стала операция «Полное разоблачение» в марте 2014 года. Бойцы «Шаетет 13» снова провели ее в Красном море. Только на этот раз на расстоянии в полторы тысячи километров от Израиля, между Суданом и Эритреей. Командовал операцией сменивший Марома на посту командующего ВМФ Израиля Рам Рутберг, тот самый, что за 13 лет до этого, возглавляя «Шаетет 13», первым десантировался на «Карин Эй» с вертолета. На судне Klos-C, вышедшем из иранского порта Бандер-Аббас, под мешками с цементом были найдены 40 ракет M-302, способных поражать цели на расстоянии 160 километров, а также около 200 мин и полмиллиона патронов иранского производства.


Александр Непомнящий

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Танцы с Холокостом

Танцы с Холокостом Алла Борисова:
Дорогие евреи и сочувствующие! Иногда кажется, что весь мир против нас. Что наша трагедия – это так лично, что лучше не трогать, вообще не касаться, не бередить. Один неловкий жест, одна неверная интонация – и будет больно. Когда посреди глупых...

Смерть без ответа

Смерть без ответа Алина Фаркаш:
Я целый год, с четырнадцати до пятнадцати, пыталась отравиться – настолько невыносимой мне казалась жизнь. Тогда не было интернета, а медицинские справочники не отвечали на интересующий меня вопрос. Поэтому я придумала набрать побольше разных...

Наши интервью

Маша Слоним: «Во время обыска я заснула»

Маша Слоним: «Во время обыска я заснула» Голос Русской службы «Би-Би-Cи» Маша Слоним по воле своей английской бабушки ходила в деревенскую школу, а в юности, подобно деду,...

Генрих Штейнберг: «Я послушался Романа Абрамовича»

Генрих Штейнберг: «Я послушался Романа Абрамовича» Вулканологов в мире – не больше, чем космонавтов, и один из них – Генрих Штейнберг, испытатель первых луноходов и владелец крупного...