history

“Майн кампф”: борьба продолжается


30.07.2007

kampf.jpgНа днях английская редакция германской радиостанции “Немецкая волна”, ссылаясь на интервью в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung, сообщила, что мюнхенский профессор Хорст Меллер выступает за издание на немецком языке книги “Майн кампф” Адольфа Гитлера, не публиковавшейся в Германии с 1945 года.

Речь идет не об обычном, а о “научном издании”. За подробностями корреспондент “МК” обратился к профессору Меллеру.

— Чем научное издание должно отличаться от обычного?

— Обычная перепечатка “Майн кампф” не была бы целесообразна. Ведь для ученых этот текст доступен во всех крупных немецких научных библиотеках. А в других странах книга доступна и широкой аудитории. Мы предлагаем выпустить издание, снабженное научным комментарием, однозначно подчеркивающим пропагандистский характер книги. В этом издании должны быть приведены варианты тех или иных пассажей из различных изданий. С момента первой публикации книги в середине 20-х годов и до последней — 1945 года — в ее текст вносились изменения и правки. В книге должны анализироваться те или иные пассажи, а также приводиться тексты, которые Гитлер цитировал и на которые ссылался. Он часто цитирует авторов, которых сам не читал, но о которых слышал из вторых или даже третьих уст.

— Что или кто препятствует появлению научного издания?

— Баварское правительство. В 1945 году Бавария унаследовала все авторские права, принадлежавшие располагавшемуся в Мюнхене партийному издательству НСДАП, с целью препятствования переизданию текстов Гитлера — как с коммерческой, так и с идеологической точки зрения. Данная ситуация с авторскими правами не изменится до 2015 года. Однако по закону через 70 лет после смерти автора права заканчиваются, и тогда любой издатель может издавать любой текст.

— Как я понимаю, политическое решение ударяет по научным изысканиям...

— Да-да, правительство руководствуется мотивами политического и морального характера, преследуя цель “политического образования”: мол, нацистский текст не следует тиражировать. С другой стороны, задачей историков является опубликование первоисточников. А “Майн кампф” — это основной источник явления “диктатор Гитлер”. Многие тексты Гитлера опубликованы, в частности, и нашим институтом. Более того, запрет правительства Баварии на публикацию “Майн кампф” не соблюдается во многих странах. Если кто-то за границей издает эту книгу, баварское правительство тут же начинает судиться с ним. Однако суд не всегда принимает данный иск к рассмотрению или выносит решение в пользу баварцев. В Чехии, США и других странах доступны интернет-версии “Майн кампф” издания 1945 года. Их может загрузить каждый, даже житель Германии. Однако эти издания не снабжены комментариями и с точки зрения пропаганды могут представлять некую опасность для общества.

— Многие боятся, что даже научному изданию “Майн кампф” могут несказанно обрадоваться неонацисты.

— Они, к счастью, в современной Германии являются подавляющим меньшинством. С другой стороны, их кругозор настолько ограничен, что они вряд ли читают какие-либо тексты, а тем более толстые книги. Издание с комментарием воочию покажет, что Гитлер, по сути, создал сборник мыслей различных людей. А развенчание нацистской идеологии вряд ли вызовет восторг у “вечно вчерашних”.

— Ваше личное впечатление от книги?

— Что касается литературных особенностей книги, то замечу, что она очень плохо написана с точки зрения немецкой стилистики и, по сути, является текстовым сборником различных книжных источников. В ней выплескивается ненависть в отношении германской революции 1918—1919 годов, в ней апологетически изложен венский период жизни молодого Адольфа, так сказать, “полные страданий годы учебы”. В ней также дается абсолютно неверный анализ итогов Первой мировой войны. С литературной точки зрения книга написана более чем посредственно.

— Не боитесь попасть под перекрестный огонь политкорректных граждан?

— Скажу одно: все немецкие историки поддерживают меня в этом деле. Кроме того, тотальный запрет на публикацию может привести к мистификации “Майн кампф”. Люди могут думать: “Ага, раз все документы Гитлера, созданные им до 1933 года, изданы, а эту книгу боятся публиковать, значит, в ней написано нечто такое!” Научное издание должно было бы развенчать подобные мифы.

“Как бы вы отнеслись к изданию подобной книги у нас?”

Евгений САТАНОВСКИЙ, президент Российского еврейского конгресса:

— Фюрер у нас, как и Ленин, — вечно живой. Достаточно посмотреть на российское общество, где хватает фашистов, полуфашистов или попросту идиотов. И они на ура воспримут любую попытку легальным способом внедрить в массы это сомнительное издание, пусть даже его авторы трижды руководствуются благородными намерениями. Так что отношусь к этой затее резко отрицательно. Так же как и деды многих тех, кто не служил у власовцев и в зондеркомандах. Я так думаю, что ветераны таких “авторов” запросто поставили бы к стенке и расстреляли. Так что мне бы не хотелось присоединяться к евроидиотизму.

Борис ХАИТ, предприниматель:

— Если бы у нас было демократическое общество, как на Западе, то, наверное, такую книжку с комментариями можно было бы выпустить в печать. Сейчас немцы во многом пересмотрели собственную историю, свое отношение к прошлому — и это видно по тому, как меняется у них законодательство, как они воспитывают подрастающее поколение. У них — можно. Но в России — нельзя. Потому что у нас каждый день происходят убийства и избиения на националистической почве. Цветет расизм. Люди с иным цветом кожи и разрезом глаз боятся выйти вечером на улицу из-за расплодившихся скинхедов. И, боюсь, издание подобной книги в России будет воспринято “наоборот”. Ведь только в России расплачиваются за фашистскую идеологию до сих пор, тогда как в Германии, на родине фашизма, ничего подобного нет.


Александр ПАВЛОВ, Михаил РОМАНОВ
"Московский комсомолец"

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

‎«Чего-то много тут евреев развелось»‎

‎«Чего-то много тут евреев развелось»‎ Меир Антопольский:
Петербург, август. Дождичек, ясное дело. Вываливается наша пестрая семейка, в разноцветных головных уборах, с развевающимися на ветру пейсами и цицит, из Этнографического музея прямо на канал Грибоедова. Мирные питерцы оборачиваются и откровенно...

Так я стал врагом

Так я стал врагом Семен Довжик:
В кабинетах гэдээровского Штази когда-то висел плакат с простым и лаконичным ‎лозунгом, хорошо знакомым всем родившимся в СССР: «Враг тот, кто думает по-‎другому». По логике вещей он должен был исчезнуть вместе с «империей зла»,...

Наши интервью

«Израиль помог мне повзрослеть»

«Израиль помог мне повзрослеть» В интернете шесть лет жизни Максима Леонидова в Израиле укладываются в пару скупых строк: «Репатриировался в конце 1990 года. Выпустил...

‎«Он научил нас в волейбол играть»‎

‎«Он научил нас в волейбол играть»‎ Арье Зелингер — патриарх мирового волейбола, законодатель игры в ее нынешнем виде, член волейбольного Зала славы. Судьба 77-летнего...