history

На службе у дьявола


13.02.2009

Фронтовая байка Эфраима Севелы о поимке немецкого «языка», оказавшегося евреем, воспринимается как анекдот. Исповедь еврея Самуила Переля, состоявшего в гитлерюгенд и служившего в регулярных немецких частях, заставляет задуматься: возможно ли, чтобы в гитлеровской армии служили евреи или, рассказанная автором история, - лишь исключительный случай в истории Вермахта?

Нам известна трагическая участь немецких евреев, ветеранов Первой мировой войны, в гитлеровской Германии. Поэтому я не допускал мысли о возможном участии евреев во Второй мировой войне на стороне Гитлера.

И тут вдруг в одном из январских номеров газеты "Welt am Sonntag" за 2006 год промелькнула крохотная аннотация на "спорную" книгу Б.М.Рига "Eврейские солдаты Гитлера". Прочитав заглавие, непредубеждённый читатель думает: "Что же это за евреи, столь рьяно пособничавшие фюреру в реализации его доктрины о "мировом господстве великой Германии"? А, может быть, они принимали участие и в геноциде еврейского народа?" Согласимся, что заглавие книги неудачное, оно носит спекулятивный, я бы даже сказал, антисемитский характер. Но вот вы перевернули последнюю страницу, и оказывается, что книга Рига посвящена в основном судьбе потомков от смешанных браков в первом и во втором поколении, где одним из супругов был еврей, и о службе этих полукровок в Вермахте.

Книга Рига - солидное исследование, основанное на документах и свидетельских показаниях участников Второй мировой войны. Автор очень деликатен в суждениях и осторожен с выводами. Даже к показаниям очевидцев он относится с известной долей скепсиса. Риг анализирует лишь то, что ему доподлинно известно. Он черпал свой материал в Федеральных архивах Ахена, Берлина, и в Институте современной истории Мюнхена. Им проанализировано 1671 персональное дело лиц, служивших в Вермахте, имевшие в своей родословной полностью или частично еврейские корни. С 258 он провёл 430 интервью.

* * *

Участие немецких евреев в составе германских войск имеет давнюю историю. Они сражались в Семилетней войне под началом Фридриха II, а с 1812 г. им официально было разрешено служить в прусской армии. В освободительных войнах 1813-1815 гг. под прусскими флагами сражалось по меньшей мере 730 лиц еврейской национальности. В франко-прусской войне 1870/71 гг. приняло участие около 12 000 евреев, наконец, в Первой мировой войне на стороне Германии воевало уже 90 тыс. немецких граждан еврейского происхождения.

По Версальскому договору Германии разрешалось держать под ружьём не более 100 тысяч солдат и офицеров. Сколько из них было евреев - неизвестно. С приходом Гитлера к власти началось вытеснение евреев из армии. 28 февраля 1934 г. было опубликовано распоряжение военного министра: "Положения закона о восстановлении чиновничества* распространяются на офицеров, морских офицеров, унтерофицеров и на воинские команды. Еврейские солдаты от несения службы в Рейхсвере** освобождаются". В мае 1935 г. появился "Закон о воинской службе". В нём говорилось, что "только арийцы имеют право занимать в армии руководящие должности. Арийцы, служащие в армии, не могут вступать в брак с лицами неарийского происхождения. Лица, нарушившие этот приказ, лишаются своей должности. Деятельность лиц неарийского происхождения во время войны регулируется особыми правилами".

После принятия Нюрнбергских расовых законов (1935) каждый военнослужащий Вермахта должен был заполнить декларацию следующего содержания: "На основании тщательной проверки мне не известны какие-либо факты, которые указывали бы на то, что я еврей.

О том, кого считать евреем, мне разъяснено. Мне известно, что я буду немедленно уволен из Вермахта, если окажется, что сведения, приведенные мною выше, неверны. Заметим, что в самой формулировке этого документа "mir ist nicht bekannt" (мне не известны) сокрыта возможность слукавить: не знал, да и только...

Чтобы доказать своё "арийское" происхождение следовало предоставить свидетельство о рождении, брачное свидетельство и свидетельство о крещении бабушек и дедушек. Эсэсовцы и члены нацистской партии должны были подтвердить своё "арийское" происхождение, начиная с 1800 года, а военнослужащие из личного корпуса Гитлера, - с 1750 года. О высоких требованиях "к чистоте арийской расы" свидетельствует тот факт, что среди эсэсовцев в дальнейшем оказалось несколько человек, в жилах которых текла 1/256 часть еврейской крови. Все они были уволены из частей СС.

Расовые законы были направлены против евреев. Если хотя бы один из четырёх прародителей был евреем, то их внук объявлялся на одну четверть евреем, если два прародителя были евреями, то их внуки были "полуевреями", и, наконец, если из двух бабушек и двух дедушек трое было евреями, то их внук был уже на 75 % евреем. Кого кем считать нацисты определяли сами. К "100-процентным евреям" были причислены немцы, принявшие иудаизм, евреи, принявшие христианство, а также "полуевреи", состоящие в браке с еврейкой или евреем. Во главу угла нацисты ставили не вероисповедание, а расу, кровные отношения. Они всерьёз считали, что между немцами и евреями существуют расовые различия. Целые институты пытались по форме головы, ушей, носа, туловища и стоп обнаружить отличительные черты между "арийцами" и евреями. Бруно Шульц, шеф расового управления Праги, подчёркивал, что полуевреи наследуют 24 хромосомы еврейские и 24 "арийские". О том, каким образом можно отличить еврейские хромосомы от нееврейских, Шульц почему-то умолчал. Насколько лжива и несостоятельна с научной точки зрения была расовая теория - будет показано ниже. Детей от смешанных браков в первом и во втором поколении, где одним из супругов был евреем, нацисты называли Mischling; наиболее приемлемый перевод для русского уха - помесь, метис. Известный писатель, автор "Капитана из Кёпеника", Карл Цукмейер, эмигрировавший в 1939 из фашистской Германии, высказался так по этому поводу: "Определение "метис" к людям одинаковой культуры, языка и цвета кожи - совершеннейшая глупость и является изобретением обезумевших фанатиков".

Среди 1671 служащего Вермахта, персональные дела которых подверглись изучению Ригом, было 607 солдат и офицеров, оказавшихся на одну четверть евреями, 967 - наполовину евреями и 97 - "100-процентными" евреями.

После принятия Нюрнбергских расовых законов многие немцы обнаружили в своём генеалогическом древе еврейские корни. Для многих это оказалось катастрофой. Например, вдруг оказывалось, что одна из бабушек, давно почившая в бозе, еврейка. На этом факте никто в семье внимание не заострял. Тем более что многие немецкие евреи перешли из иудаизма в христианство, другие и вовсе были неверующими. Смешанные семьи веками жили в Германии. Они участвовали в становлении немецкого государства, сражались за её независимость, развивали её культуру.

"Полуевреи" и "четвертьевреи" составили подавляющее большинство в исследовании Рига. Эти люди на протяжении 12 лет подвергались дискриминации. Не удивительно, что некоторые полукровки хотели избавиться от своих еврейских корней. В 1999 году в Гамбурге вышла книга Беаты Майер "Евреи - полукровки. Расовая политика и опыт преследования 1933-1945 гг.". Автор проанализировала 42 случая (только в одном Гамбурге!), в которых "полуевреи" пытались "исправить" своё происхождение. Они утверждали, что их папа, по национальности еврей, вовсе не является их биологическим отцом. В качестве отца фигурировал "чистокровный немец", скажем, дальний родственник, квартирант, коллега или непосредственный начальник. Сообщалось, что его уже нет в живых, а потому на суде он присутствовать не может. А вот что рассказывает Риг: некий Юрген Грюн воспитывался в семье, где мама была немкой, а папа наполовину евреем. В 1933 году мама умерла. Грюн пошёл в гестапо и заявил, что его настоящим отцом на самом деле является немец, друг юности мамы, павший на фронте в Первую мировую войну. Грюна освидетельствовали и установили, что он действительно "ариец". Когда он в составе немецкой армии стоял осенью сорок первого под Москвой, его пригласил к себе командир части и сообщил, что павший в Первой мировой войне солдат оказался 100 %-ным евреем. Грюн, теперь уже как полуеврей, был уволен из армии.

Тысячи немецких матерей, будучи замужем за евреем, в попытке защитить своих детей оговаривали себя, заявляя под присягой, что супруг не является отцом её детей. Типичным в этом отношении является пример генерал-фельдмаршала Э.Мильха. В 1933 году мать Мильха обратилась в полицию с письменным заявлением, что отцом всех своих шести детей на самом деле является не Антон Мильх, еврей по национальности, а умерший дядя, немец Карл Бройер. Мильх, заметим, был весьма видной фигурой в военно-воздушных силах Третьего рейха. Мать Мильха пожертвовала не только своей репутацией, но и репутацией мужа, чтобы не ломать детям карьеру. О том, что люди лжесвидетельствовали против себя, в судебных инстанциях знали и не всегда верили заявительницам. Когда мама "полуеврея" Вольфганга Шпира обратилась в соответствующее учреждение с заявлением, что её сын и дочь Рут родились от немецкого любовника, то судья направил их на обследование в Гамбургский институт расовой биологии. После сложных антропометрических измерений и сличения фотографий брата и сестры, "учёные" пришли к выводу, что Рут "арийка", а Вольфганг "полуеврей".

У полукровок были отобраны все гражданские права. Они не могли занимать руководящие должности в учреждениях, им была закрыта дорога на определённые факультеты в университетах; несмотря на то, что большинство полукровок исповедовало христианство, появляться в церкви им было запрещено. Офицерское звание в армии можно было получить только с письменного разрешения самого фюрера. Вступление в интимные отношения с немкой рассматривалось как осквернение немецкой расы. Получивший тяжёлое ранение на фронте, Вернер Эйснер, был депортирован в Освенцим за то, что переспал с "арийкой". Некий эсэсовец полюбил еврейку и вступил с ней в интимную связь. Оба были казнены. Председатель еврейской общины Нюрнберга Л.Каценбергер был расстрелян только за то, что поцеловал "арийку". Доктор Ганс Зерельман был в 1935 году отправлен в концлагерь за то, что сдал кровь для спасения умирающего "арийца". Надо сказать, что нацисты были не всегда столь последовательны и щепетильны в выборе донора, особенно когда речь шла о жизни и смерти офицера высокого ранга. Для этого достаточно вспомнить опыт Еврейской больницы Берлина, где в последние дни войны лечились солдаты и офицеры Вермахта.

Полукровки были изгоями общества. От них отказывались друзья, знакомые, возлюбленные, а порою и родственники с той и другой стороны. Взаимоотношения детей с родителями в смешанных браках были непростыми. Некоторые отцы отказывались помогать своим детям-полукровкам. Так, Петер Шольц, уволенный из армии, обратился к отцу за содействием помочь ему в устройстве на работу. С матерью еврейкой отец давно расстался. Сыну в помощи было отказано. Произошёл скандал: сын назвал отца трусом, т.к. тот увильнул от службы в армии в Первую мировую войну. Отец выставил сына из дома со словами: "Убирайся вон, грязный еврей!" Некоторые евреи, в основном женщины, уговаривали своих мужей-немцев расторгнуть брак, понимая, что партнёру и её детям это будет на пользу. Власти всячески поощряли эти разводы. Оставшись без защиты, эти женщины очень скоро оказывались в концлагере.

Почему немцы с еврейскими корнями служили в Вермахте? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Тому было много причин. Это сегодня, спустя десятилетия, нам "всё ясно". А тогда, когда газовых камер и крематориев ещё и в помине не было, когда первые концлагеря только строились, люди оставались лояльны новой власти и просто шли в армию выполнять свой гражданский долг. Начать с того, что все эти люди были призывного возраста, и уклониться от службы в армии было практически невозможно. Большинство полукровок служило (по материалам Рига 1284 из 1671) солдатами и матросами и выгод для себя не искали. Во-вторых, служба в армии до поры до времени в значительной степени защищала их семьи от преследования. В-третьих, они были патриотами Германии и доверяли правительству национал-социалистов. Сохранилось письмо "полуеврея", унтерофицера Дитера Бергмана к своей бабушке, которая, узнав, что он служит в армии, обозвала его "нацистом". Вот что он пишет: "Ты даже не представляешь себе сколь прочно я связан с Германией. Моя жизнь была бы неполноценной без моей родины, без прекрасного немецкого искусства, без веры в прошлое и будущее немецкой истории. Ты думаешь, я могу всё это вырвать из своего сердца? И разве у меня нет обязанностей перед родителями, наконец, перед братом, который как герой погиб на поле брани во имя нашей любимой родины?" Бергман надеялся, что его служба в армии докажет в конце концов его приверженность немецкой нации: "И я хочу однажды оказаться немцем среди немцев, а не гражданином второго сорта, только лишь потому, что моя дорогая мама еврейка". Тётушка Бергмана по отцовской линии, член нацистской партии, относилась несколько иначе к своему племяннику: "Мой дорогой мальчик, мне кажется, что такие люди как ты, должны быть уничтожены, если наше отечество желает очиститься и быть успешным в борьбе с марксистско-еврейским заговором. Сожалею, мой дорогой мальчик. Ты же знаешь, как я тебя люблю".

Полукровки не хотели отставать от "чистокровных арийцев", напротив, они старались во всём, особенно в спорте, быть лучше немцев. Они и на фронте лучше воевали, чтобы не говорили, что они трусливы. О человеке, стремящемся на фронт, никак не скажешь, что он спасает свою шкуру. Каждый десятый военнослужащий из 1671, упомянутых Ригом, сложил голову на поле боя, 282 были награждены орденами различного достоинства, в том числе 18 человек получили Рыцарский Крест - высшую награду Третьего рейха. Среди кавалеров Рыцарского Креста капитан Зигфрид Зимш, сбивший 95 самолётов противника, полковник Вальтер Голлендер, полк которого в июле сорок третьего южнее Орла только за один день подбил 21 танк противника, адмирал Бернхард Рогге, потопивший в ходе военных действий 24 вражеских судна и т.д.

Служба полукровок в Вермахте защищала в определённой степени их родственников-евреев от депортации. Для расправы с ними у нацистов были связаны руки. Гитлер решил поэтому освободиться от полукровок. 8 апреля 1940 года, когда пожар Второй мировой войны уже пылал на европейском континенте, под грифом "совершенно секретно" вышел приказ, подписанный Кейтелем, в котором предлагалось всех "полуевреев", а также немцев, женатых на еврейках или "полуеврейках", из армии уволить. Командиры на местах не слишком торопились с выполнением этого приказа. Во-первых, им жалко было расставаться с хорошо обученными солдатами, во-вторых, шла война, и военачальникам было не досуг заниматься изучением генеалогического древа своих подчинённых. И тем не менее, в 1940 году из армии было уволено 70 000 полукровок. Уволены были те, кто не скрыл своего происхождения. Многим их них предложили обратиться к фюреру с прошением остаться на службе. Для этого следовало проявить на поле боя исключительную храбрость, иметь награды и определённые заслуги в борьбе с врагом. Иногда вопрос решался в пользу заявителя. Одни солдаты радовались увольнению, другие огорчались. Например, младший врач полка Р.Браун рассказывал впоследствии: "Я был счастлив не служить больше этому идиоту". Но большая часть уволенных чувствовала себя ущемлёнными. Находясь на действительной службе, они, как правило, не испытывали никакой неприязни со стороны сослуживцев.

В январе 1942 г. состоялась недоброй памяти Ванзейская конференция, посвящённая "окончательному решению еврейского вопроса". Если судьба евреев на этом сборище нацистов была предрешена, то вопрос о полукровках остался открытым. Одни высказывались за то, чтобы приравнять "полуевреев" к 100 % евреям, другие предлагали подвергнуть полукровок - а их было около 70 000 - стерилизации. Вопрос этот так и не был решён. Фюрер высказался в том смысле, что займётся неполными евреями после войны.

Нам предстоит ответить ещё на целый ряд вопросов. Например, что знали немцы с еврейскими корнями - военнослужащие Вермахта о Холокосте, принимали ли они участие в геноциде еврейского народа? Почему Гитлер объявлял того или иного полукровку "чистокровным немцем"? Насколько прозрачным было происхождение самих руководителей Третьего рейха?

* * *

Наиболее фанатичные сторонники расовой теории постоянно провоцировали фюрера приравнять полукровок к стопроцентным евреям. Однако Гитлер не пошёл по этому пути, прежде всего, чтобы не восстанавливать против себя их "арийских" родственников. Другой довод: один из видных чиновников Министерства внутренних дел третьего рейха некий W.Stuckart высказался примерно так: "Надо считаться с тем, что половина генетического материала полукровок германская. Они умны, талантливы, хорошо воспитаны, и пусть эти качества послужат лучше немецкому народу, чем его врагам". А вот отношение B.Losener'a, референта по расовым вопросам, к этой проблеме: "Полукровки более опасны, чем стопроцентные евреи, т.к. они в равной степени являются носителями еврейских и германских качеств". Заметим, что отношение нацистов к полукровкам на оккупированных территориях было не столь "гуманным", как в самом рейхе. В Польше, Украине и Белоруссии полукровки - носители как еврейских так и славянских черт, - пройдя все круги ада, разделили горькую судьбу сотен тысяч евреев.

Несмотря на ужесточение властей в отношении полукровок, на имя фюрера поступали тысячи прошений о продолжении службы в армии. С одной стороны - жёсткие приказы и распоряжения о резком ограничении службы полукровок в Вермахте, с другой - особые разрешения Гитлера, позволявшие тому или иному "полуеврею" продолжать службу в армии. По этому поводу существует несколько версий. Попробуем в них разобраться. Начнём, пожалуй, с главной.

Не всё ясно с родословной Гитлера. Он сам сомневался в своём происхождении. Его отец, Алоиз Шикльгрубер, был внебрачным ребёнком. Фюрер приходил в отчаяние, только от одной мысли, что его дед мог быть евреем. Его отец родился в небольшом австрийском городке Доллерсхайме. После присоединения Австрии к Германии фюрер позаботился о том, чтобы все документы об отце были из местной церкви изъяты и уничтожены. Гитлер запрещал какие-либо публикации, касающиеся его семьи или своей юности. Людей, которые многое знали о его прошлом, он просто убирал. В беседе с племянником он как-то сказал: "Люди не должны знать, кто я такой. Они не должны знать откуда я и каково моё происхождение".

Личные контакты Гитлера с евреями во время его службы в армии могли также сыграть некоторую роль при получении особых разрешений фюрера на службу в Вермахте. Во время Первой мировой войны Гитлер наблюдал сколь храбро сражались евреи на фронте. Железный Крест первой степени Гитлер получил по представлению полкового адъютанта, еврея Гуго Гутманна. Он был знаком с австрийским врачом, евреем Э.Блохом, который заботился о матери Гитлера, страдавшей неизлечимой болезнью. После аншлюса Гитлер помог Блоху покинуть рейх.

Одно из наиболее известных "особых разрешений" фюрера распространялось на "белокурую бестию", на шефа уголовной и политической полиции рейха, обергруппенфюрера СС Р.Гейдриха, казнённого в 1942 г. участниками Сопротивления. В Галле, где он вырос, над ним насмехались и дразнили Изей. Когда он проходил службу на флоте, то многие сослуживцы считали его евреем и называли не иначе, как "белокурым Моисеем". Уже после войны многие жители Галле были убеждены, что отец Р.Гейдриха, по профессии музыкант, был евреем. Полукровка Алиса Шабер, бравшая у него уроки музыки, рассказывала: "Мы все знали, что он еврей, да и выглядел он как типичный еврей". В музыкальном справочнике за 1916 год есть упоминание об отце Гейдриха - Бруно Гейдрихе; после фамилии музыканта в скобках указано: eigentlich Su (собственно, Зюс). Адмирал Канарис, шеф Абвера, собрал огромное досье на Гейдриха, где в том числе упоминалось и его еврейское происхождение. Канарис грозился предать эти факты огласке в случае вмешательства СС в дела Абвера.

Особые разрешения получали военные специалисты. Достаточно вспомнить полукровок, генерал-фельдмаршала Мильха и генерала Вильберга. Оба имели значительные заслуги в развитии военно-воздушных сил третьего рейха. Только благодаря стратегическим способностям Мильха немецким войскам удалось переломить ход Норвежской кампании 1940 года в свою пользу. В 1935 г. Вильберг сумел организовать обучение военных лётчиков вопреки условиям Версальского договора. В 1939 году Вильберг возглавил военно-воздушную академию Германии.

Разрешение на службу в Вермахте получали военнослужащие, имевшие сильных покровителей в армии, которые могли бы за них похлопотать. В ряде случаев достаточно было знакомства в высших кругах, чтобы Гитлер объявлял того или иного полукровку "стопроцентным арийцем". Не секрет, что некоторые крупные чиновники брали взятки, причём в огромных размерах, только за то, чтобы прошение о службе в Вермахте попало на рассмотрение фюрера.

Гитлер придавал большое значение внешности ходатая. К каждому прошению следовало приложить фотографию заявителя (фас, профиль и полупрофиль). Если податель прошения был похож на еврея, то его просьба отклонялась.

Кстати о внешности. Гитлер пришёл в негодование, когда ему однажды представили немца, барона фон Либиха, внешне очень похожего на еврея. Окружающие уверяли фюрера, что в жилах Либиха не течёт ни капли "еврейской крови". Тем не менее, теоретики расовой теории обнаружили документ, из которого следовало, что один из предков Либиха был в 1616 году женат на еврейке. Лётчик Галланд (немец) сбил в воздушных боях 103 самолёта противника. Гитлер крайне неохотно вручал ему Рыцарский Крест только потому, что тот имел еврейскую внешность.

Чтобы остаться в армии полукровке следовало подать на имя фюрера следующие документы: заявление, биографию, справку о расовом статусе, перечень военных заслуг, заключение полиции о том, живы ли родители и прародители ходатая или нет, фотографию полукровки в трёх проекциях и характеристику вышестоящего начальника. После 1944 г. следовало также приложить справку гауляйтера о политической благонадёжности заявителя. Далеко не каждое прошение о продолжении службы в армии удовлетворялось. Из огромного числа поданных заявлений положительный ответ получили лишь 10% полукровок и 60% обратившихся, у которых только один из прародителей был евреем.

Многие полукровки, получившие особое разрешение Гитлера, были обмануты в своих ожиданиях. Они надеялись, что это защитит не только их, но и их близких. На поверку оказалось, что служба в армии вовсе не гарантирует безопасность родственникам, оставшимся в тылу. Многие из них были депортированы в концлагеря и там погибли.

В 1943-44 годах полукровки продолжали писать прошения о службе в Вермахте. Эти люди не представляли себе, что ожидало бы их в случае победы Германии, во что они всё ещё верили.

После совершённого на Гитлера покушения из Вермахта были уволены десятки полукровок - высших офицеров, в том числе и генералы. Особые разрешения, выданные прежде, были им аннулированы. 26 октября 1944 г. вышло постановление об увольнении из армии всех штабных офицеров-полукровок. В последние дни войны из Вермахта было уволено свыше 20 боевых генералов, доказавших Гитлеру свою лояльность и признанные им же чистокровными немцами. Военных увольняли, отправляли на пенсию, не указав причину увольнения. Быть уволенным из армии считалось позором. Люди не понимали, за что их увольняют. Они были растеряны, унижены и возмущены. Ведь до сих пор они, как правило, хорошо служили и ничем себя не скомпрометировали.

Судьба уволенных полукровок складывалась по-разному: одни вернулись домой, и устроились на работу, другие попали в лагеря строительной организации Тодт, третьи шли в фольксштурм. А были и такие, которые после демобилизации оказывались в концентрационном лагере.

Что такое депортация знали все. О том, что творилось в гетто и в концлагерях, знали немногие. Мы судим об этом по тем редким письмам, которые писали узники гетто и лагерей своим близким, а также по рассказам очевидцев, переживших, ужасы Холокоста.

Немецкая еврейка Ида Клейн, депортированная в Польшу, писала в 1940 г. своему внуку Гансу Фалькенбергу о жизни в гетто Глузска, что под Люблином: "Безнадёжность делает человека глубоко несчастным. Ты страшно одинок, ты идёшь навстречу смерти. Если есть высшее начало, если есть Бог, то, как он может допустить, чтобы здесь происходили такие ужасные вещи. Этим письмом я прощаюсь с тобой. Сердце моё истекает кровью. Ведь мир так хорош: стоит только кинуть взгляд на поля, на леса вокруг, на голубизну неба, на чудесный солнечный закат, как душа наполняется блаженством. И в то же время ты в плену грустных мыслей: всё это я должна оставить, не повидавшись со своими родными и близкими, должна погибнуть страшной смертью, чтобы пасть жертвой сумасбродной идеи". Внук думал, что бабушка преувеличивает. В 1942 г. в ответ на его письмо она пишет: "Никто из вас не может даже представить себе, какие зверства здесь происходят". После этого внук писем от бабушки больше не получал.

Упоминаемый в первой части повествования полукровка Д.Бергман работал в 1943 г. в Лодзи на фабрике по изготовлению резины. По дороге на работу он должен был ехать трамваем через еврейское гетто. Вот что он рассказал: "Я видел столько горя. В конце концов, я поступил, как все остальные: чтобы не видеть всего этого, я не смотрел в окно и закрывался газетой. Таким образом, я оказался соучастником заговора по замалчиванию преступного отношения к людям. И, тем не менее я не мог себе тогда представить, что ещё где-то систематически уничтожают евреев".

Некий Ф.Штайнвассер, у которого только один из дедушек был евреем, собственными глазами видел, как латышские эсэсовцы расстреляли группу евреев. Среди них были и грудные дети. Это было в районе Даугавпилса. Обречённых раздели догола, загнали в ров и расстреляли. Он видел всё это, стоя на мосту через Даугаву, и подумал: "А ведь на их месте мог быть и мой дедушка". Оказалось, что пока Штайнвассер был на фронте, его дедушку депортировали в Терезиенштат, а брат погиб в Бухенвальде.

Еврей Х.Г.Леви служил штурманом в войсках СС. Служил, разумеется, по фальшивым документам. В минском гетто он потерял всю семью за исключением мамы, которая успела бежать в Швейцарию. Он знал об Освенциме и был информирован о газовых камерах. Он пояснил: "Я остался в СС, чтобы выжить. Что происходило с евреями в концлагерях, солдаты между собой не обсуждали. Если бы они узнали, что я еврей, они вздёрнули бы меня на первом же суку".

Уничтожение евреев совершалось строго секретно. Разглашение подобного рода фактов приравнивалось к измене родины. Трудно было предположить, что Холокост поставлен на индустриальные рельсы. Полную правду об уничтожении евреев мир узнал только после войны.

Читающий эти строки наверняка спросит, не принимали ли полукровки Вермахта участие в уничтожении евреев? Как правило - нет, не принимали. Но в семье не без урода. Вот только несколько примеров: правая рука Геринга, генерал-фельдмаршал Мильх, врал на Нюрнбергском процессе, что он будто бы ничего не знал о массовом уничтожении евреев. Это неправда. Он получал отчёты от одного врача из Дахау об опытах на людях и считал это "интересным". Он знал, что ему будут переданы 100 000 венгерских евреев для работы на подземном авиазаводе, изначально имевших направление в Освенцим. Он же распорядился каждого саботажника на вверенном ему заводе расстреливать на месте. В 1947 г. Мильх приговорён за военные преступления американским трибуналом к пожизненному заключению. В 1951 г. его дело было пересмотрено. При этом срок пребывания в тюрьме сокращен до 15 лет. В 1954 г. Мильх освобождён по амнистии. Он дожил до восьмидесяти лет и умер в своей постели.

Ещё более отвратительна фигура врача еврейского происхождения Эппингера, проводившего бесчеловечные опыты на людях. В 1946 году он покончил с собой в ожидании суда.

К концу войны в Берлине осталось около 6000 евреев. Их было бы значительно больше, если бы не так называемые грейферы (от немецкого greifen - брать, хватать), состоявших на службе у гестапо. Таких "грейферов" в одном только Берлине было около 20. В чём заключалась их "работа"? Они должны были находить и передавать в руки гестапо евреев, перешедших на нелегальное положение. Им предоставлялось право арестовывать людей на улице и в общественных местах. Весь ужас состоял в том, что эти нелюди, продавшиеся за тридцать сребреников, были либо евреями, либо полукровками. В обмен за свои "услуги" осведомители были освобождены от ношения звезды Давида, им было разрешено свободное передвижение по городу, посещение кино, театров и увеселительных заведений. В случае депортации их отправляли не в Освенцим, а в Терезиенштат. Подлость, как известно, национальности не имеет. Наиболее известной провокаторшей среди них была некая Стелла Гольдшлаг, известная больше как "белокурая отрава", которая вместе с мужем "сдала" гестапо несколько сот евреев. Это была молодая красивая белокурая женщина с голубыми глазами. После войны она была приговорена советскими органами правосудия к 10 годам тюремного заключения. Отбыв наказание, она оказалась в американской зоне, где её судили повторно. Приговор гласил: десять лет тюрьмы. Срок этот, увы, оказался символическим, т.к. она за то же преступление уже отсидела 10 лет. В 1994 г., семидесяти двух лет от роду, она покончила жизнь самоубийством. Все "грейферы" известны поимённо. Одних после войны судили, другие - исчезли в неизвестном направлении, третьи - покончили с собой. Один из провокаторов, некий Готтшальк, попал в 1944 г. в концлагерь Терезиенштат, где его опознали и устроили над ним самосуд: он был утоплен в ведре с дезинфицирующей жидкостью. Все осуждённые в своём заключительном слове говорили: "Мы выполняли эту грязную работу, чтобы выжить". Стремление "выжить" свойственно каждому живому существу, в том числе человеку. Главное - цена, которую он за это готов заплатить...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Май сорок пятого. Конец войне. Народы Европы, избавившись от гитлеризма, могли, наконец, свободно вздохнуть. Правда, впереди были ещё лагеря для интернированных, Нюрнбергский процесс, радостное и не очень радостное возвращение домой.

Участь полукровок после войны также не была безоблачной. Общество продолжало относиться к ним с недоверием. Свою ущербность потомки от смешанных браков ощущали на себе не только в годы нацизма, но и в послевоенное время.

Ни русские, ни их союзники не могли взять в толк, как можно быть евреем и одновременно солдатом Вермахта. Захваченным в плен полукровкам долго приходилось объяснять, что такое "полуеврей", и в чём разница между "полуевреем и полуарийцем". Или, скажем, "четвертьеврей" - это как, хорошо или плохо? Когда бывший солдат Вермахта, полукровка К.Кайзер, пытался рассказать русскому особисту о своём происхождении, тот, потеряв терпение, пристрелил его. Лица еврейского происхождения, служившие в Вермахте, никаких симпатий после войны и у соплеменников не вызывали. Некий Г.Калах шёл после допроса домой (союзники отпустили его) и встретил группу евреев, освободившихся из концлагеря. Он представился евреем. Так как он был в форме солдата Вермахта, его зверски избили.

А вот что поведал полукровка Х.Коп: "Я вынужден был служить в Вермахте. Теперь мои родственники называют меня еврейским нацистом". Его тётя, выехавшая в Израиль, сказала: "Лучше бы ты погиб в концлагере, чем служил в Вермахте". Он же захотел после войны уехать в Южную Америку и обратился по этому поводу к раввину (у того были связи в Колумбии). Когда Коп рассказал ему о своей службе в Вермахте, тот возмутился: "Ты наверное принимал участие в уничтожении евреев?" - "Это неправда, - сказал Коп, - как вы можете себе такое представить?" Тем не менее, раввин отказал ему в помощи.

"Арийцы", которые ещё совсем недавно не хотели знаться со своими родственниками - полукровками, изменили после войны своё отношение к ним на 180 градусов. Они заискивали перед ними, просили прощения, признавались в своих ошибках. Некий Х.Пупе (полукровка) пишет по этому поводу: "Я ничего не забыл и ничего не простил. Боль от пережитого никогда не исчезнет. Я не могу ампутировать своё прошлое".

Часть полукровок стремилась после войны обнаружить свои еврейские корни. Они начали интересоваться еврейской религией, музыкой, литературой, некоторые переехали в Израиль. Бывший военнослужащий Вермахта, полукровка К.Майер хотел чем-то помочь вновь возродившемуся государству. В 1948 г. он принял участие в освободительной войне в должности майора 7-ой бригады израильской армии. "В Израиле я столкнулся с трудностями, - пишет Майер, - т.к. только отец мой был евреем. 12 лет меня считали евреем, а здесь я для них гой, потому что мама моя немка".

Полукровка Антон Д. хотел после войны войти в мангеймскую синагогу. Когда верующие узнали, что он служил в Вермахте, его оттуда вышвырнули.

Можно привести множество таких примеров. Если прежде полукровки подвергались унижениям, дискриминации со стороны нацистов, то теперь отвергали соплеменники. Так сложилось в Германии, что дети от смешанных браков осознавали себя скорее немцами, чем евреями. Ещё до прихода Гитлера к власти большинство из них приняло христианство. Они разделяли мнение большинства немцев о необходимости реванша за поражение в Первой мировой войне. Полукровки наряду с другими гражданами Германии служили в Вермахте на законном основании. Постепенно их стали выдавливать оттуда. Служба в вооружённых силах позволяла полукровкам в ряде случаев защитить своих близких от депортации. Как ни парадоксально, но армия оказалась наиболее безопасным местом для полукровок; со стороны сослуживцев они как правило никакого антисемитизма не ощущали.

Лишь после войны мир узнал об Освенциме, о газовых камерах, и о массовом уничтожении евреев. И лишь тогда полукровки осознали, что в течение 12 лет они служили неправому делу, режиму преступников, ответственных за убийство миллионов людей.

История полукровок гитлеровской Германии - часть трагедии еврейского народа, разыгравшейся на территории Европы в первой половине ХХ века.

ЛИТЕРАТУРА ПО ТЕМЕ

1. Bryan Mark Rigg, Hitlers Judische Soldaten, Verlag Ferdinand Schoningh Paderborn, 2006, 439 S.

2. Beate Meyer, Judische Mischlinge - Rassenpolitik und Verfolgungserfahrung 1933-1945, Hamburg, 1999, 114 S.

3. Beate Meyer und Hermann Simon, Juden in Berlin 1938-1945, 356 S., Philo Verlagsgesellschaft mbH, Berlin 2000

4. Эфраим Севела, Моня Цацкес - знаменосец, СПб, Кристалл, 2001, 157 стр.

5. Sally Perel, Ich war Hitlerjunge Salomon, Wilhelm Heyne Verlag, Munchen, 2001, 208 S.

ПРИМЕЧАНИЯ

* В соответствии с законом от 07.04.33 чиновники неарийского происхождения подлежат увольнению

**Вооружённые силы Германии до 1935 г. назывались Рейхсвером, после этого - Вермахтом

 

Карл АБРАГАМ, Берлин
Еженедельник «Секрет»

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Мой Шолом-Алейхем

Мой Шолом-Алейхем Петр Люкимсон:
Уже потом я понял, что эти шесть пухлых томов Шолом-Алейхема вместе с двенадцатью томами собрания сочинений Фейхтвангера были в еврейских домах чем-то вроде мезузы, тайного пароля. Если, заходя в незнакомый дом, ты видел их стоящими рядом на полке,...

Брак в большом городе

Брак в большом городе Маргарита Шварц:
Недавно я села и честно посчитала, сколько отвергнутых мною в разные годы кавалеров успели стать чужими мужьями. Получилось – 9 штук. У иных даже успели народиться дети, а я все еще не решаюсь завести хотя бы кошку. Мои фотографии продолжают где-то...

Наши интервью

Тайны Ноева ковчега

Тайны Ноева ковчега В продолжение бесед о Торе, науке и религии крупный бизнесмен и ученый, фигурант списка Forbes и филантроп Эдуард Шифрин рассказал,...

Тамара Гвердцители: «Еврейская кровь наконец вскипела»

Тамара Гвердцители: «Еврейская кровь наконец вскипела» Говорят, от смешения кровей рождаются красивые и талантливые дети. Но когда в союз вступают грузинская и еврейская кровь – происходит...