news

Немецкий политик приговорен к 8 месяцам тюрьмы за татуировку с концлагерем


21.04.2017

Суд приговорил немецкого политика, член Национал-Демократической партии Германии Марселя Цеха к восьми месяцам тюрьмы за публичную демонстрацию татуировки с изображением концлагеря «Аушвиц-Биркенау», сообщает ТАСС. Татуировка включала изображение самого концлагеря и нацистский лозунг Jedem das Seine («Каждому свое»), находившийся, в том числе, на вратах Бухенвальда.

28-летний политик регионального отделения НДПГ в Бранденбурге Марсель Цех в 2015 году он посетил общественный бассейн в Ораниенбурге. Один из посетителей бассейна сфотографировал у него на спине татуировку и выложил фото в интернет, после чего ее разместили центральные немецкие газеты. Впоследствии было возбуждено уголовное дело.

В декабре 2015 года суд Ораниенбурга приговорил Зека к шести месяцам тюрьмы условно. Депутат попытался обжаловать этот приговор, но в ноябре 2016 года получил в окружном суде Ньюруппина ещё более суровый. Апелляция защиты в высшей судебной инстанции приговора не изменила.


На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Исход пошёл в тираж

Исход пошёл в тираж Петр Люкимсон:
В 1900 году евреи-социалисты из Кракова выпустили Агаду, в которой все египтяне были изображены в виде врагов пролетариата – банкиров, домовладельцев и раввинов, а в роли угнетаемых евреев, само собой, выступали еврейские рабочие...

Еврей де-юре

Еврей де-юре Мои отношения с немцами испортились. Я стал их бояться и, лишь завидев, в панике бежал прятаться. Однажды, зимой 1942-1943 годов, я гулял во дворике перед домом. Неожиданно открылась калитка, и во двор вошел немец. Я бросился бежать, но было поздно:...

Наши интервью

«Михалков потерял и совесть, и талант»

«Михалков потерял и совесть, и талант» Математику он бросил из-за её монотонности, педагогику – из-за политических разногласий с руководством школы. Он пришёл в мир кино в...

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало»

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало» Мало кто из ее семьи выжил в Освенциме, но она узнала об этом, лишь будучи взрослой. И стала собирать истории женщин, переживших...