style

Электрик от Будды


15.02.2017

Он учился на раввина в Польше, но стал инженером во Франции, а позже возглавил электрозавод в Индии. Вот только однажды Морис Фридман явился в свой директорский кабинет в охровых одеждах индуистского монаха и попросил называть его Свами. Его уволили, но он стал соратником Ганди, спас тысячи еврейских сирот во время Второй мировой войны и умер другом мудреца Махараджи.

Морис Фридман родился в 1901 году в южной Польше, которая была тогда частью царской России. Впоследствии о детстве своем он рассказывал неохотно: семья была очень бедной, в 13 лет Морис впервые попробовал белый хлеб, в 15 лет ему позволили купить первую зубную щетку. При этом образование Морис получил отличное: его отец, ортодоксальный еврей, работал в синагоге и обучил сына чтению и письму на иврите, русском, польском, английском и французском языках. Отец мечтал, чтобы Морис стал раввином и вел безопасную, благочестивую и полезную жизнь, служа «избранному народу», который страдал под пятой царизма.

Однако жизнь Мориса сложилась совершенно иначе. Будучи замеченным одним из учителей русской школы, он стал в ней единственным учеником-евреем, а через несколько лет сдал выпускные экзамены лучше всех остальных 500 учащихся. Это позволило ему получить стипендию и закончить курс электротехники в местном университете. Выучившись, он отправился покорять Европу, работал на немецких, датских и голландских промышленных предприятиях. Все это время, однако, Морис параллельно серьезно изучал Талмуд.

Но с годами стал интересоваться и другими религиозными течениями – разбирался в православии, стал переписываться с участниками Теософского общества, в том числе с Анни Безант, увлекавшейся, как известно, эзотерическими практиками и исследовавшей «прошлые жизни», а также с Джидду Кришнамурти, известным индийским философом. Они-то и стали его кураторами в изучении философии индуизма. В поисках все новых книг по мистицизму и оккультизму Фридман в конце концов решил в 1928 году переехать в Париж, где все свободное время проводил в Национальной библиотеке, сосредоточенно изучая древнеиндийские трактаты религиозно-философского характера: Упанишады, Гиты и «Махабхарату».

Карьера его тем временем шла в гору – поступив простым инженером на электротехнический завод в пригороде Парижа, он уже в 1934 году стал его генеральным директором. Коллеги уважали его одинаково и за профессиональные, и за организаторские, и за ораторские способности. Сам же Фридман к работе относился просто – в причинах своего успеха он видел лишь желание сделать работу «хорошо и быстро», чтобы ничто не могло отвлекать его от книг по индуистской философии. Однажды, в 1935 году, он пришел на работу, только закончив читать серию книг Пола Брантона об известном индийском мудреце Шри Рамане Махарши. Философия мастера, призывающая сделать целью жизни ответы на вопросы «Кто я?», «Что я такое?», впечатлила Мориса Фридмана. Но на работе ему пришлось отвлечься. К нему в гости пожаловал сэр Мирза Исмаил, инспектирующий предприятия Франции и Англии, чтобы понять, как именно выстроить крупнейший государственный электротехнический завод в индийском городе Бангалор.

Завод под управлением Мориса Фридмана восхитил его: «Мистер Фридман, как жаль, что вы не можете переехать в Индию, чтобы консультировать нас при строительстве нашего завода в Бангалоре!» Надо же было всему так совпасть – не раздумывая ни минуты, Морис тут же ответил: «Сэр, я уже давно мечтаю съездить в Индию, поэтому если ваше предложение серьезно, то я готов отправиться туда с вами хоть завтра». Ни Исмаил, ни Фридман не могли поверить своему счастью. Исмаил заполучил высококлассного сотрудника, который рьяно взялся за строительство завода и вскоре наладил в Бангалоре производство трансформаторов, распределителей, резисторов и изоляторов – всего того, что позволило этому индийскому княжеству стать одним из самых прогрессивных. Фридман же оказался в стране своей мечты и первым делом, конечно же, отправился к своему кумиру – Шри Рамане Махарши.

Тот встретил его холодно – аудиенции не давал, в ученики принимать отказался. Так потекла жизнь Фридмана в Индии – всю неделю он работал в Бангалоре, а потом спешил в Тируваннамалай, чтобы провести выходные с Махарши. Морис умолял даровать ему саньясу, говорил, что хочет отречься от мира и искать просветления. Но Махарши постоянно отказывал: «У меня нет охровых одеяний для вас, сэр, и вам они не нужны!» Однако Морис был задиристо упрям и своеволен. Будучи искренен и всерьез следуя убеждениям, подстегнувшим его отречься от мира, он в итоге отправился к другому мудрецу, Свами Рамдасу, и принял обеты от него. Ему было дано индуистское имя Свами Бхаратананда. Он обрил голову, выбросил европейскую одежду, оделся в шафрановые одеяния бродяги и поклялся просить милостыню, раздобыв для этого традиционную чашу для подаяний.

Как можно догадаться, сэру Мирзе Исмаилу, его боссу на заводе в Бангалоре, это не понравилось. Поначалу он просто попросил Фридмана не появляться в бродяжьих одеждах на заводе и милостыню просить в свободное от работы время, но позже все-таки уволил. Фридмана это не очень расстроило – к тому времени он уже познакомился с Махатмой Ганди и все, чего хотел, – это бороться за независимость Индии, а не работать на угнетателей Индии. В общем, Морис, а точнее, Свами, переехал в ашрам Ганди и стал его ближайшим соратником. Для начала Свамиразработал конструкцию механической прялки, которой стали пользоваться все сторонники Ганди. С помощью этой прялки они сами изготавливали ткань для себя и своих друзей, тем самым борясь с монополией английского текстиля. В этом же 1938 году он вместе с Ганди убедил раджу Аундху провозгласить в своих владениях республику и даже написал для этой цели «Ноябрьскую декларацию», которая и стала конституцией этой новоявленной миру республики. Потом все происходящее получит название Аундхского эксперимента.

Годом позже Фридман выпустил книгу «Евангелие Махарши», приуроченную к 60-летию Раманы Махарши, с которым Свами не переставал общаться даже после того, как принял обеты от другого учителя. Эта книга представляет собой одно из наиболее важных собраний диалогов Махарши со своими учениками. В первой части были собраны ответы на наиболее простые и часто задаваемые вопросы, во второй части был зафиксирован диалог между Морисом-Свами и Махарши – весьма незаурядный. Свами познакомился и с преемником Махарши, мудрецом Нисаргадаттом Махараджем. Именно Морис-Свами принес этому индийскому гуру известность, опубликовав книгу диалогов с ним под названием «Я есть То». Поначалу Махарадж не соглашался с высказываниями, которые приписывались ему в этой книге, но потом сказал: «Эти слова должны быть истинными, потому что они были написаны Морисом. Морис – джняни (человек, пытающийся постичь Абсолютную Истину), а слова джняни – это всегда слова истины». Махарадж в принципе испытывал к Морису огромное уважение. Как-то его спросили, сколько людей действительно поняли и познали на своем опыте его учение за все эти годы, и Махарадж ответил: «Один человек. Морис Фридман».

Однако Фридман занимался не только распространением прокламаций, но и реальными добрыми делами. Он сотрудничал с Джавахарлалом Неру и убедил тогдашнего премьер-министра Индии позволить Далай Ламе и другим изгнанным тибетцам вернуться в страну, занимался организацией для них школ и детских домов. А во время Второй мировой войны Фридман принимал активное участие в обустройстве еврейских сирот, выехавших из Советского Союза с армией Андерса. Большую часть этих еврейских детей Фридману удалось переправить в Палестину – Индия была для них лишь перевалочным пунктом. Оказывал он помощь и просто польским эмигрантам в Индии. Совместно с Вандой Дыновской, закупив польские шрифты для типографии, он начал в 1944 году в Мадрасе издательскую деятельность – его Польско-индийская библиотека выпускала переводы важнейших книг по индуизму на польский, а также переводы польской литературы на хинди.

Морис Фридман умер 9 марта 1977 года после того, как его сбил мотоцикл в Бомбее. При последних вздохах умирающего у кровати стояли многие индийские мудрецы, в том числе, конечно же, и Шри Нисаргадатт Махарадж, считавший Свами Бхаратананду «Освященным душой».


Алексей Викторов

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Мой личный Чернобыль

Мой личный Чернобыль Я могла бы начать с детской игрушки на полу. Нарочито оставленная там, а то и специально пододвинутая чьей-то рукой или ногой поближе к объективам и глазам любопытствующих, беспроигрышно срабатывает – вызывает должную порцию умиления. Нам...

Трофейная жена

Трофейная жена Алина Фаркаш:
Мелании Трамп вменяют в вину модельное прошлое и фотографии без одежды, «отсутствие интеллекта» и «брак по расчету», применение ботокса и отсутствие вкуса и еще миллион всевозможных преступлений перед приличным обществом. Её считают всего лишь...

Наши интервью

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало»

Каталин Пеши: «Холокоста будто не существовало» Мало кто из ее семьи выжил в Освенциме, но она узнала об этом, лишь будучи взрослой. И стала собирать истории женщин, переживших...

Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!»

Петер Гардош: «Потому что ты тоже еврей!» В июле 1945 года врачи объявили Миклошу Гардошу, что жить ему осталось полгода. В тот же день он отправил 117 писем. Спустя полвека...