theme

Киевские евреи взялись за оружие


02.07.2014

В начале этого года в Киеве произошло несколько антисемитских инцидентов, в частности были совершены нападения на прихожан синагог. Это дало повод говорить о том, что на фоне разразившегося политического кризиса еврейской общине украинской столицы угрожает серьезная опасность. Тогда же в городе была сформирована группа еврейской самообороны. О том, кто и как оберегает покой киевских евреев последние полгода, в интервью Jewish.ru рассказал глава этой группы Цви Ариэли.

С зимы в столице не зафиксировано ни одного нападения или акта вандализма на почве ксенофобии или антисемитизма. Стоит ли махать кулаками после драки? Или береженого Б-г бережет?

Когда мы организовались, нападения еще продолжались и было неясно, когда они прекратятся. Впрочем, и до создания группы ребята из синагоги на Подоле патрулировали прилегающую территорию просто с газовыми баллончиками. Один из них даже задержал подозрительного, смахивавшего на скинхеда юношу с блокнотом, где тот зарисовывал план ближайших к синагоге улиц и отмечал маршруты передвижения прихожан. И толку? В милиции ему задали пару вопросов и отпустили. Это случилось более чем за месяц до бегства Януковича и после нескольких нападений на евреев-ортодоксов. После одного из таких нападений на месте происшествия буквально мгновенно оказались российские журналисты еще до того, как родственники жертвы узнали об инциденте. Не хочу впадать в конспирологию, рассуждая в духе «Cui prodest?», «кому выгодно?», но факт, согласитесь, примечательный.

Почему мы не самораспустились, после того как ситуация постепенно стабилизировалась? Потому что идет война. Да, она идет вдалеке от Киева, но никто не знает, насколько может расшириться эта зона нестабильности. Сначала Крым, теперь восток. А евреи ведь часто оказываются первыми жертвами конфликтов, даже не имея к ним прямого отношения, поэтому нужно быть готовым защитить общину и ее институты координируя свои действия с властью, разумеется.

 А власть-то помогает? Или просто не мешает?

Достаточно сказать, что мы единственная в мире группа еврейской самообороны, которой на уровне руководства МВД разрешено носить и применять в случае вооруженного нападения огнестрельное оружие вплоть до АКМ (автомат Калашникова модернизированный — прим. ред.). Ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне, где действуют дружины «Шомрим», такого нет.

Курирует нашу группу советник министра внутренних дел Виктор Чалаван бывший спецназовец, который прекрасно разбирается в структуре ЦАХАЛа, может отличить «Голани» от «Гивати» (элитные пехотные бригады Армии обороны Израиля прим. ред.) и ЯСАМ от ЯМАМа (спецподразделения полиции прим. ред.). У него дома висит портрет основателя «Моссада» Исера Хареля. Скажу больше: поначалу нам вообще предложили стать сотрудниками милиции и создать отдельное подразделение на базе МВД этакий еврейский спецназ (улыбается). Но у каждого из нас своя жизнь, а для того чтобы оберегать покой общины, погоны не нужны. В любом случае в МВД к группе относятся исключительно благожелательно: нам открыт доступ на базы для тренировок, о наших дежурствах ставят в известность начальников отделений УВД патрулируемых районов, обеспечивают спецсвязью.

Что представляет собой ваша группа? И какой лично у вас, ее лидера, боевой опыт?

Я служил в бригаде «Голани», участвовал в антитеррористических операциях в ходе второй интифады, главным образом в Дженине. Это и арест террористов, и подрыв лабораторий, и точечные ликвидации. После армии провел несколько лет в Киеве в качестве посланника молодежного движения «Бней-Акива», вернулся в Израиль в 2005-м и несколько лет отработал в антитеррористическом подразделении территориальной обороны «Мивцар». Это был очень полезный опыт: нас учили интуитивной стрельбе, захвату зданий и прочему. Работали на территориях: если террористы открывали огонь, стояла задача до прибытия армейского подразделения занять объект, откуда велась стрельба, и по возможности ликвидировать ее источник.

Что касается киевской группы, ее состав очень разношерстный от машгиаха при синагоге до практикующего адвоката. В группу входят ребята из разных общин, как религиозные, так и светские. Боевой опыт есть только у меня, остальным приходится наверстывать: учимся обращаться с огнестрельным оружием, занимаемся банальным рукопашным боем, в частности, у Николая Матулевского президента Украинской и Европейской федераций кунг-фу и вице-президента Международной федерации. И, между прочим, еврея. Кроме того, мы работаем с битами и палками, также я обучаю ребят базовым навыкам рукопашного боя, хотя в группе есть и те, кто владеет им гораздо лучше меня. В частности, среди них есть чемпион мира по саньда (китайский контактный бой — прим. ред.), чемпион мира по кикбоксингу, бывший боксер, борец

Одна из киевских синагог даже выписала израильских инструкторов по крав-мага (разработанная в Израиле система рукопашного боя — прим. ред.) для проведения тренинга среди прихожан. Что вы об этом думаете?

Решение экстравагантное, но крайне нерациональное. Просто многие верят в миф о существовании какой-то выдающейся школы рукопашного боя в Израиле. Я думаю, эти инструкторы по крав-мага подготовлены хуже, чем ребята из соседнего боксерского клуба в Киеве. Так что это просто бессмысленная трата денег. Уровень рукопашного боя в Израиле неизмеримо ниже, чем на Украине настолько же, насколько на Украине ниже уровень стрелковой подготовки. Мы, например, тренируемся с чемпионом Украины и обладателем кубка мира по саньда Алексеем Качмарем, который за считанные секунды уложит лучшего рукопашника Израиля.

О трате денег хотелось бы чуть подробнее. В последние месяцы ряд украинских еврейских организаций собрал немалые средства на обеспечение безопасности общины. Вам из них что-то перепало?

Увы, мы не видим этих денег. Правда, раввин киевской общины Яков Дов Блайх (глава Объединения еврейских религиозных организаций Украины — прим. ред.)  выделил нам средства на минимальную экипировку. Подчеркну: хотя мы и волонтерская группа, экипировка для нас не блажь, и обходится она очень недешево. Без бронежилета, например, я не могу выпустить человека на патрулирование. 


И как решается эта проблема? Один АКМ стоит больше тысячи долларов…

Фандрэйзингом занимаемся мы сами через страницу Protect the Jews in Ukraine («Защитить евреев Украины») в Фейсбуке. Все абсолютно прозрачно. На сегодняшний день удалось собрать около 2,5 тысяч долларов. Жертвуют очень разные люди, но преимущественно американские евреи. Так, например, часть средств поступила от бывших полицейских, в том числе русскоязычных, членов еврейской дружины «Шомрим» в Северной Калифорнии.

Но помогают не только деньгами. Кантор Вики Гликин, которая родилась на Украине, а сейчас живет в Чикаго, прислала нам десять бейсбольных бит; департамент безопасности городского совета израильского города Кирьят-Арба подарил керамические бронежилеты (каждый из которых стоит около тысячи долларов) и каски.

Израильтяне как-то отреагировали на появление вашей группы?

В целом американские евреи понимают нас значительно лучше, чем израильские. От Израиля мы не получили ни копейки, а только огромное количество пожеланий скорейшей репатриации. Это хороший совет, и я как израильтян и сионист к нему присоединяюсь. Но в то же время понимаю, что большинство украинских евреев не собирается уезжать, и это не значит, что их не следует защищать. Пусть ни у кого не остается сомнений: еврейская община здесь всерьез и надолго, несмотря на все звучащие в интернете советы собирать чемоданы. Вероятно, «русские» израильтяне сталкиваются в данном случае с когнитивным диссонансом: мол, если я репатриировался, то поддержка тех, кто остается в галуте, будет свидетельством моего неправильного выбора.

Что касается официальных контактов, то по моей просьбе депутат Кнессета от партии «Еврейский дом» Моти Йогев рассказал о нашей группе своим коллегам от разных политических сил. Те не выразили никакого желания помочь, чтобы, не дай Б-г, не нарушить израильский нейтралитет. Хотя речь шла исключительно о еврейской самообороне, а не о вмешательстве в украино-российский конфликт.

А сами вы пытаетесь сохранять нейтралитет? Или это невозможно в условиях нынешнего противостояния?

До событий на Майдане я был достаточно индифферентен к местной политике. Но прекрасно понимаю людей, вышедших зимой на Майдан, и в меру сил готов помогать им и сейчас. За что неоднократно был назван «жидобандеровцем». В марте и апреле группа еврейских волонтеров, и я в их числе, отправила на лечение в Израиль десять раненных на Майдане украинцев. Это были очень разные люди от режиссера-документалиста до штукатура, от учителя химии в сельской школе до подполковника медицинской службы, стоявшего по другую сторону баррикад.

Разумеется, прежде всего я израильтянин, но, живя на Украине, не могу оставаться безучастным к ее проблемам. Вместе с тем наша главная задача защита евреев, поэтому в группу входят ребята разных политических убеждений: большинство поддерживали Майдан, но есть и парень, симпатизирующий сепаратистам на юго-востоке. Что никак не мешает ему патрулировать вместе с нами еврейские объекты.

Можно придерживаться полярных взглядов, но не надо называть белое черным, чем часто грешит пропаганда соседней страны, навязывающая тезис о разгуле на Украине неофашизма. Я, например, везде хожу в кипе и на Майдане ее не снимаю. Многие мои друзья не одну неделю провели там одетые в кипу и цицит, и никто не сталкивался с антисемитскими выпадами. Но информационная война диктует свои законы, поэтому я не удивился, когда на одном российском сайте появился вольный пересказ (впоследствии многократно воспроизведенный) заметки корреспондента JTA о нашей группе, в конце которой я якобы заявлял, что при новом правительстве участились антисемитские нападения. Я никогда об этом не говорил, и данные всех мониторингов свидетельствуют о том, что роста антисемитизма на Украине не происходит.

Более того, мы поддерживаем хорошие связи с Национальной гвардией, неоднократно бывали на ее базах, — как всегда, в кипах — и не почувствовали ни одного косого взгляда в свою сторону.

В отличие от Киева, в юго-восточных регионах страны сейчас неспокойно. Не собираются ли там создавать группы, подобные вашей?

— Нам об этом неизвестно, хотя для евреев Донецкой и Луганской областей проблема обеспечения безопасности сейчас, действительно, более актуальна, чем для киевлян. Мы со своей стороны можем их подготовить, имея возможность тренироваться на базах МВД и военных базах, где есть все условия для обучения новичков. Даже неважно, от кого исходит угроза от сепаратистов или от тех, кто хочет их подставить. Когда, например, в Донецке у синагоги некто раздавал листовки, требовавшие от евреев встать на учет и внести регистрационный сбор, а евреи его не задержали, очень уж это было «галутное» поведение. Снова будем терпеть, а потом жаловаться зарубежным соплеменникам, что, мол, угнетают? Или сменим парадигму?



Беседовал Михаил Гольд

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Мой Шолом-Алейхем

Мой Шолом-Алейхем Петр Люкимсон:
Уже потом я понял, что эти шесть пухлых томов Шолом-Алейхема вместе с двенадцатью томами собрания сочинений Фейхтвангера были в еврейских домах чем-то вроде мезузы, тайного пароля. Если, заходя в незнакомый дом, ты видел их стоящими рядом на полке,...

Брак в большом городе

Брак в большом городе Маргарита Шварц:
Недавно я села и честно посчитала, сколько отвергнутых мною в разные годы кавалеров успели стать чужими мужьями. Получилось – 9 штук. У иных даже успели народиться дети, а я все еще не решаюсь завести хотя бы кошку. Мои фотографии продолжают где-то...

Наши интервью

Тайны Ноева ковчега

Тайны Ноева ковчега В продолжение бесед о Торе, науке и религии крупный бизнесмен и ученый, фигурант списка Forbes и филантроп Эдуард Шифрин рассказал,...

Тамара Гвердцители: «Еврейская кровь наконец вскипела»

Тамара Гвердцители: «Еврейская кровь наконец вскипела» Говорят, от смешения кровей рождаются красивые и талантливые дети. Но когда в союз вступают грузинская и еврейская кровь – происходит...