theme

Гарри Тригубов: «Лучшие инвестиции – в евреев»


13.11.2015

Один из самых богатых людей Австралии – Гарри Тригубов – родился в Китае в бежавшей из России с началом революции еврейской семье. Сначала он работал грузчиком, молочником, таксистом, продавал ткани и ковры, но потом решил строить дома. Теперь каждый третий сиднеец живет в доме, построенном его компанией Meriton. Для самого же Гарри, чье состояние приблизилось к $6 млрд, нет ничего приятнее, чем помогать евреям. В эксклюзивном интервью Jewish.ru Тригубов рассказал, как его семья выживала в оккупированном японцами Китае, почему русский язык навсегда останется для него родным и что связывает между собой фигурантов списка Forbes.

Когда в 1917 году Мойше и Фрида Тригубовы стали искать себе место для жизни поспокойнее, чем Россия, они сделали, на первый взгляд, не самый очевидный выбор – Китай, но обоснованный: в южных предместьях Пекина в те годы собралось по-настоящему сплоченное общество людей из России, бежавших от революции и Гражданской войны. А 3 марта 1933 года в китайском городе Далянь появился на свет их сын, ставший впоследствии Гарри Тригубовым.

Вы ведь не Гарри, правда? Русско-еврейские родители, даже бежавшие в Китай от большевистской революции, вряд ли назвали бы так своего ребенка.

Разумеется, не Гарри. Сначала меня назвали Ашером, потом родителям – папа у меня из Винницкой области, а мама из Иркутска – показалось, что это слишком уж экзотично звучит, и я стал Оскаром. Но и это не всё – у меня были карие глаза, и поэтому дома меня звали Карик. В еврейскую школу я пошел в Тяньцзине, в 1930-е годы там жило около 3,5 тысячи евреев. Нам преподавали на английском, которого мы тогда почти не знали. На вопрос: «Как тебя зовут?» я ответил так, что учительнице послышалось «Гарри». Когда в тот же день мама пришла за мной и стала звать: «Карик, Карик!», все удивились: мол, у нас нет Карика, кто вам нужен? Она показала на меня пальцем. «А, Гарри!» – догадалась учительница. Так у меня появилось новое имя.

Как семья пережила японскую оккупацию? Все-таки Япония была союзницей нацистской Германии.

Очень хорошо. Япония не была в состоянии войны с СССР, и с нами обращались вполне пристойно, в отличие от американцев и англичан, которых отправили в лагеря для перемещенных лиц. Помню, в августе 1945-го, когда СССР объявил войну Японии, мы испугались, но японцам было уже не до нас – всё закончилось слишком быстро.

Семья Тригубовых прожила в Китае вплоть до 1948 года, после чего перебралась в куда более спокойную Австралию. Они обосновались в Сиднее, где Гарри получил среднее образование в Скотс-колледже, после чего отправился в Англию и поступил в Университет Лидса, чтобы стать высококлассным специалистом по легкой промышленности. Как ни странно, со временем Тригубовы стали, по сути, старейшинами австралийской еврейской общины: ведь вплоть до второй половины XX века численность евреев в Австралии была весьма скромной, и все изменилось лишь с массовым отъездом евреев из СССР.

Для еврея, родившегося в Китае, жившего в Австралии, США, Израиле и Южной Африке, у вас неплохой русский язык. Как удалось его сохранить?

А как иначе? Моя мама говорила только по-русски. Когда она оказалась в Израиле в конце 1940-х, ей не с кем было общаться. Сегодняшний Израиль с миллионом «русских» показался бы ей раем.

А у вашего отца, насколько известно, был в Китае крупный, построенный практически с нуля бизнес, не пострадавший во время войны…

– Когда отец приехал в Китай, ему было очень тяжело: говорил он только по-русски и на идише, связей не было. Перебивался, мечтая открыть собственный магазин. Наконец ему это удалось. Японцы продавали в Китай мануфактуру, но началась война, основные импортеры – британцы – оказались в лагере, тогда мой отец пришел к японцам и предложил выкупить у них ткани. Те рассмеялись: «Чем платить будешь, Мойше?» Отец предложил им установить 50%-ную пошлину на свой товар, взял ссуду в маленьких банках, купил эту мануфактуру, продал ее и остался в большом выигрыше. Тогда он закупил в Японии еще большую партию тканей и снова с успехом ее реализовал. К концу войны у него были огромные запасы разных товаров, готовых к экспорту. Первый же отправленный в США пароход многократно окупился: рынок был пуст, и наши товары легли на полки знаменитого универмага Macy’s. Так что отец был богатым человеком, но когда к власти в Китае пришли коммунисты, он уехал в Израиль, где открыл фабрику по производству ковров, и… всё потерял.

Одно время Гарри вместе с братом тоже пытался помочь наладить производство и продажу ковров в Израиле. Но когда дело не выгорело, вернулся в Сидней и наконец получил австралийское гражданство. Несколько лет работал кем придется: грузчиком, таксистом и молочником. Но потом, разглядывая роскошные особняки, в которых ему приходилось работать, он решил во что бы то ни стало сделать так, чтобы у каждого был шанс приобрести для себя жилье. Для этого жилье нужно было сделать доступным. Вот этим и занялся Гарри. В 1963 году он взял ссуду и купил на нее свой первый участок земли, а к 1968-му построил дом на 18 квартир на улице Меритон в Гладсвилле. Это не только дало название компании, но и обозначило основное направление ее деятельности. За несколько десятилетий Meriton Apartments стала самой крупной строительной компанией в Австралии, обеспечив жильем более 150 тысяч человек. Каждый третий житель Сиднея проживает в квартире от Meriton.

Компания Тригубова одна из немногих бизнес-империй с многомиллиардным оборотом, где всё, вплоть до мелочей, замкнуто на одного человека самого Гарри. В молодости он сделал попытку разделить ответственность, продав 30% акций своей компании миноритарным акционерам, и… выкупил их несколько лет спустя по цене много выше рыночной. Просто потому, что это его компания, и никто лучше него не знает, что хорошо и что плохо для Meriton. Бизнесмен лично вникает во все тонкости новых проектов, сам контролирует процесс строительства («Я привык всё делать сам») и собственноручно подписывает все счета, превышающие $20. Прежде чем принять решение о покупке того или иного участка, миллиардер непременно общается с жителями этого района и делает вывод о качестве инфраструктуры и потенциальных рисках. Никакого личного водителя свой «Бентли» 82-летний Гарри водит сам, да и пригородными электричками не брезгует: надо же знать, на каких станциях выходят будущие покупатели его квартир.

Вы не пошли по стопам отца и занялись строительным бизнесом в Австралии. Сегодня в первой десятке австралийских миллиардеров – пятеро евреев, причем все они иммигранты или дети иммигрантов. Как к этому относится австралийское общество?

– Все привыкли (улыбается). Возможно, кто-то и недоволен, но это не ощущается. Тем более что многие из капитанов австралийского бизнеса дружны с евреями, например, Линдсей Фокс – владелец крупнейшей логистической компании страны, чьи 5000 грузовиков обслуживают десять стран Тихоокеанского региона. Он награжден медалью Бней-Брит за свою филантропическую деятельность, а его дочь замужем за евреем. Связи Фокса с еврейской общиной настолько тесны, что его самого многие ошибочно считают евреем. Один из богатейших людей страны медиа-магнат Джеймс Паркер симпатизирует Израилю и даже купил дом в Кесарии. Нет, мы явно не страдаем от диффамации.

Что вообще представляет собой еврейская община Зеленого континента?

– Для меня это лучшая община в мире. У нас множество еврейских школ, в которых учится половина еврейских детей страны, десятки синагог, активно работает «Хабад». Община очень многослойная: сначала сюда приехали британские евреи, после войны – евреи из Польши и в целом Восточной Европы, в 1956-м началась еврейская эмиграция из Венгрии, потом были волны из ЮАР, Израиля и Советского Союза. Каждая из них внесла свою лепту в созидание нашей общины, и мне очень нравится получившийся в итоге коктейль.

Фонд Гарри Тригубова – Harry Triguboff Foundation – активно занимается благотворительностью. Без оглядки на национальность бизнесмен поддерживает докторов и начинающих футболистов – «в медицине и футболе евреев нет, есть специалисты». При этом признается, что лучшая для него инвестиция – это помощь евреям. Он долгие годы помогает «Хабаду», считая, что если в галуте не будет раввинов, то там не останется и евреев. А также спонсирует Армию обороны Израиля, будучи уверенным, что если не будет армии, то не будет и страны. «Я считаю, что в мире должно быть очень много еврейских школ. И в принципе евреев, без деления на стопроцентных и пятидесятипроцентных, а просто евреев». Вот почему Гарри пожертвовал уже миллионы долларов репатриантам из бывшего СССР на помощь в выявлении их еврейских корней и доказательство их еврейства. «Я считаю, что раввины должны облегчить признание евреями тех, у кого есть доказанная связь с иудаизмом», считает Тригубов. В этот раз мы застали его в Галицкой синагоге Киева, где и взяли у него интервью, и куда он приехал по приглашению организации «Мидраша ционит».

Самые богатые евреи Австралии

Наш собеседник занимает вторую позицию в списке самых богатых австралийцев, но судьбы его соседей-евреев в десятке богатейших людей континента не менее примечательны. Вот он, тот самый общинный коктейль.

Фрэнк Лоуи – третий в рейтинге самых богатых людей Австралии, 85 лет, состояние – $5 млрд. Владелец Westfield Group – крупнейшего оператора торговых площадей в мире (более 100 торговых центров в Австралии, Новой Зеландии, США и Великобритании). Родился в Чехословакии, в годы Второй мировой жил в Будапеште, потерял отца в Освенциме. Пытался добраться до Палестины, но был перехвачен британской береговой охраной и выслан на Кипр в лагерь для перемещенных лиц. В 1948 году сражался в бригаде «Голани» в ходе Войны за независимость Израиля. В 1952-м переехал в Австралию. С будущей женой познакомился на еврейских танцах. У пары трое сыновей, один из которых был председателем совета Американского еврейского университета.

Айван Глайзенберг – пятый в рейтинге самых богатых людей Австралии, 58 лет, состояние – $4,4 млрд. Глава Glencore International – одной из крупнейших в мире трейдинговых и горнодобывающих компаний (контролирующей 60% рынка цинка, 50% – меди и 45% – свинца). Родился в ЮАР, отец – Самуэль – родом из Литвы, производитель и импортер сумок и чемоданов. В юности Айван был чемпионом ЮАР и Израиля по спортивной ходьбе. До сих пор поддерживает себя в отличной форме – ежедневно бегает и плавает. Женат, двое детей. Эта осень стала для Глайзенберга крайне неудачной – после падения акций Glencore на 29,42% он в течение одного дня обеднел почти на $500 млн.

Джон Гендель – шестой в рейтинге самых богатых людей Австралии, 80 лет, состояние – $3,6 млрд. Застройщик и девелопер, самый богатый человек в Мельбурне. Родился в семье евреев-выходцев из Польши – владельцев линии по производству и продаже женской одежды. Джон – известный филантроп, жертвующий на еврейские проекты (в частности «Таглит»), а также образование, медицинские исследования и искусство. Он почетный доктор Тель-Авивского университета, спонсор Института еврейского образования для взрослых при Иерусалимском университете. Женат, имеет четверых детей.

Энтони Пратт – седьмой в рейтинге самых богатых людей Австралии, 55 лет, состояние – $3,5 млрд. Глава Pratt Industries и Visy Industries – крупнейших в мире компаний по производству бумаги и упаковки, использующих исключительно вторсырье. Родился в Мельбурне в семье польских евреев. Остро интересуется проблемами экологии, является членом Climate Group, основанной экс-премьером Великобритании Тони Блэром. Отец Энтони – скончавшийся шесть лет назад Ричард Пратт – не только сколотил огромное состояние, но и профессионально играл в австралийский футбол (награжден как лучший игрок 1953 года) и на театральной сцене. Пратт-старший был одним из учредителей журнала The Jerusalem Report и издавал газету The Australian Jewish News. Он также основал благотворительный Фонд Пратта, поддерживавший за свою историю более 300 проектов в Израиле.



Михаил Гольд

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Евреи одного вагона

Евреи одного вагона Петр Люкимсон:
Вагон продолжал качаться. Через два ряда от меня сидела молодая блондинка, «русское» происхождение которой было, что называется, налицо. Напротив нее – солдат, почти мальчик: почему-то год от года солдаты делаются все моложе, в последнее время они...

Преступление и обрезание

Преступление и обрезание Алина Фаркаш:
Дело не в религии – просто некоторым нравится насиловать, убивать, отрезать девочкам клиторы, взрывать людей на остановках и резать ножами на парадах, упрекать, стыдить, оскорблять и сажать в тюрьмы. А делать это ради высокой цели – как-то удобнее и...

Наши интервью

Людмила Улицкая: «Задачи сионизма выполнены»

Людмила Улицкая: «Задачи сионизма выполнены» Во всем, что делает Людмила Улицкая, много мужества, достоинства и таланта, как и положено большому писателю. Ее книги переведены на...

Елена Ханга: «Дочь вырастет – начну к мужу приставать»

Елена Ханга: «Дочь вырастет – начну к мужу приставать» Она была ведущей культовых телепередач «Про это», «Принцип домино» и «Форт Боярд», а сейчас посвятила себя воспитанию дочери. В...