actual

Выживает мудрейший


06.01.2017

«Идеальный человек – это целитель душ», – писал еще XII веке еврейский мудрец Маймонид. Сегодня для такого человека существует определение – психотерапевт. Удивительный факт: многие основоположники различных психологических теорий исцеления и адаптации были евреями – от Зигмунда Фрейд и Альфреда Адлера до Отто Ранка и Мелани Кляйн. Расцвет психоанализа пришелся на 20-е годы XX века, и еврейское происхождение психологов-новаторов дало повод нацистам толковать это учение как «еврейскую науку».

В дальнейшем мир узнал много других еврейских психологов: Леон Фестингер стал автором концепции когнитивного диссонанса, Говард Гарднер ввел понятие множественного интеллекта, Питер Саловей и Дэниел Гоулман познакомили нас с теорией эмоционального интеллекта. Абрахам Маслоу дал миру новый взгляд на мотивацию, а Уолтер Мишел – на силу воли. Даниэл Канеман и Амос Тверски разработали теории перспектив и поведенческой экономики. В XXI веке эта традиция продолжилась – американские социальные психологи Джонатан Хайдт и Джошуа Грин стали ведущими исследователями теории моральных эмоций. На самом деле этот список бесконечен. Но, на мой взгляд, из всех психологов еврейского происхождения основной вклад в развитие науки внесли три человека – Виктор Франкл, Аарон Темкин Бек и Мартин Селигман. Франкл разработал метод логотерапии, основанный на поисках смысла жизни. Бек стал соавтором одного из самых эффективных методов лечения – когнитивной психотерапии. Селигман развил теорию позитивной психологии, которая, в отличие от традиционной психологии, занимается не излечением депрессивных состояний, а изучает особенности поведения человека, позволяющие ему сознательно влиять на свое мышление и оставаться осознанным оптимистом.

Во всех перечисленных выше теориях присутствуют разные подходы, но есть у них и общая черта. Все они основаны на идее, что изменив мысли, мы поменяем и чувства. Первым эту идею высказал Альтер Ребе на рубеже XIX века, и в то время эта идея была по-настоящему революционной, особенно в сравнении с другими теориями о модели поведения человека, бытующими тогда. Одни полагали, что характер человека определяется наследственными факторами. Другие считали, что на эмоции человека влияет опыт, приобретенный в раннем детстве и проявляющийся в бессознательном. Были и те, как Иван Павлов, кто утверждал, что поведение любого субъекта определяется условиями его жизни. В каждой из этих теорий внутренняя свобода человека была довольно строго ограничена, а суть человека и его эмоции развивались под влиянием внешних факторов, но не осознанного мышления.

Революционером в психологии стал Виктор Франкл, показавший миру другой путь развития. Свою теорию поиска смысла он разработал, находясь в нечеловеческих условиях – будучи заключенным Освенцима. Jewish.ru подробно писал о нем в статье «Психолог из концлагеря». Франкл видел, что нацисты лишали заключенных концлагеря всего, что определяло их личность – имен, имущества, одежды, даже собственных волос. До Второй мировой войны Франкл работал психиатром, специализируясь на помощи потенциальным самоубийцам. Оказавшись в лагере смерти, он организовал службу психологической помощи вновь прибывающим заключенным, поддерживая в них волю к жизни. Франкл знал: потеряв эту волю, человек умирает.

Там же Франкл сделал открытие, благодаря которому впоследствии стал знаменитым: «Мы, прошедшие концлагеря, можем вспомнить людей, которые ходили по баракам, утешая других и подчас отдавая им свой последний кусок хлеба. Пусть их было немного, но они служат достаточным доказательством того, что у человека можно отнять все, кроме его последней свободы – выбора личного отношения к происходящему».

Волю к жизни в людях поддерживала вера, что в будущем каждый из них должен исполнить свою миссию, выполнить поставленную перед ним задачу. Франкл обнаружил, что «значение имеет не то, что мы ждем от жизни, а то, что жизнь ожидает от нас». Ведь в Освенциме было множество заключенных, потерявших всякую надежду на спасение и уже ничего не ждущих от жизни. А Франклу удавалось убедить их, что жизнь от них еще чего-то ждёт. Например, у одного из заключенных остался ребенок, которого депортировали, и он выжил. Другой намеревался написать после войны книгу. Дав человеку картину будущего, Франкл помогал ему найти цель в этой жизни, даже находясь в окружении, а то и на пороге смерти.

Метод Франкла вызвал сдвиг в сознании, позднее вошедший в теорию когнитивной психотерапии как понятие переосмысления. Одна и та же картина в различном обрамлении выглядит по-разному. Это верно и в жизни. Меняются не обстоятельства, а наш взгляд на них. Франкл пишет, что ему удалось выжить в Освенциме благодаря размышлению о том, как он потом будет читать в университете цикл лекций о психологии заключенных концлагерей. И всё происходящее он рассматривал в качестве удачных примеров, дополняющих его лекцию. «Этим способом я как-то сумел подняться над ситуацией, над сиюминутными страданиями, и я наблюдал их так, как будто они были уже в прошлом», – вспоминал Франкл. Мы не всегда можем изменить окружающие нас обстоятельства, но «мы можем изменить свой взгляд на них, а это, в свою очередь, повлияет и на наши чувства» – такова главная идея Франкла.

Однако впервые это открытие сделал ещё библейский Иосиф, сын нашего праотца Яакова. Иосиф в 13 лет лишился свободы, был продан братьями в рабство и находился в разлуке с отцом 22 года. И выжил он в тюрьме и на чужбине потому, что чувствовал свое предначертание, видел себя в будущем, а на случившиеся с ним злоключения смотрел как на дорогу к нему.

Иосиф изменил свое прошлое. Даже в тюрьме он воспринимал себя не как заключенного, которого предали даже родные братья. Он видел себя как человека, на которого возложена миссия: спасти от голода целую страну – крупнейшую на тот момент мировую державу, а затем обезопасить членов своей семьи. Переосмысление помогло Иосифу прожить долгие годы без жгущих душу злости на братьев и жажды мести. Он смог их даже простить, так как всю негативную энергию, веющую из прошлого и настоящего, он трансформировал в сосредоточенность на прорыв в будущем. Сам того не осознавая, Иосиф применил один из самых успешных приемов психологии – показал, насколько сильный эффект имеет переосмысление. Мы не можем отменить уже случившееся с нами, но мы можем изменить своё отношение к нему, и таким образом изменить прошлое и повлиять на будущее. В какой бы ситуации мы ни оказались – переосмыслив ее, мы можем увидеть её по-новому и тем самым обнаружить в себе силы, чтобы выжить. И стойкость, чтобы верить: после темной ночи наступит ясный день.

Джонатан Сакс

Шейндл Кроль

На эту тему:

ТЕГИ

НОВОСТИ ТОП 15

Колумнистика

Руки убери!

Руки убери! Петр Люкимсон:
Лет двадцать назад я интервьюировал одного из многих тогда еще живых ветеранов Великой Отечественной. Интервью было обычное, «датское» – ко Дню Победы. Но как раз в тот год по мировым СМИ прокатился вал публикаций о «зверствах Советской армии на...

Нам нужен Холокост

Нам нужен Холокост Гюльнара Мурадова:
Все могло бы пойти иначе, если бы театр располагался не напротив центральной синагоги Киева. Если бы скандальная афиша появилась не в День памяти жертв Катастрофы. Если бы спектакль назывался по-другому. Но киевский раввин Моше Асман вышел на улицу...

Наши интервью

Натан Гринберг: «Они думают, что мы российские агенты»

Натан Гринберг: «Они думают, что мы российские агенты» 9 мая на параде почти не будет ветеранов – зато будут сотни тысяч их фотографий, которые понесут участники «Бессмертного полка». В...

Марк Рудинштейн: «Нашествие секса на советскую здравницу»

Марк Рудинштейн: «Нашествие секса на советскую здравницу» Продюсер Марк Рудинштейн устраивал концерты советских эстрадников, сидел в тюрьме и создал фестиваль «Кинотавр». Потом написал...